#Знакомим: GADT/CHOJNACKI/GRADZIUK

17.11.2017

Услышать вживую GADT/CHOJNACKI/GRADZIUK можно на международном джазовом фестивале Jazz Bez 2 декабря на Воздвиженской 32.

JazzBez_Muz_02-01

Билеты на GADT/CHOJNACKI/GRADZIUK

С первых же тактов знакомства с музыкой польской певицы Анны Гадт (Anna Gadt) становится очевидно, что это глубокий исполнитель, принадлежащий к тому редкому типу артистов, чья музыка рождается из тишины, умения вслушиваться в тишину и искусства с ней работать как частью музыкального произведения.

Анна Степневская настойчиво готовила себя к карьере классической пианистки, но ее жизненные планы решительно изменились после услышанного ею соло Тутса Тильманса на альбоме Пэта Метини Secret Story.

Она получила джазовое образование Музыкальной академии в Катовице, где нынче преподает. А затем было множество джазовых конкурсов и фестивалей, среди которых, наверное, следует выделить конкурс вокалистов на фестивале Jazz Struggle в 2006 году, где она получила главный приз (кстати, сказать, из рук видного американского саксофониста Билли Харпера), а также приз Вроцлавского фестиваля Jazz nad Odrą.

Дискография певицы на сегодня насчитывает четыре альбома.
Дискография певицы на сегодня насчитывает четыре альбома.

Дебютный Na mojej drodze вышел в 2008 году с оригинальными песнями на польском языке, привлек внимание публики, критиков и получил номинацию на Музыкальную премию Фридерика как лучший дебютный альбом года.

Впрочем, особой оригинальностью этот альбом не отличается. Тон задают латиноамериканские ритмы, которые чередуются с румбой, фанком, R&B и балладами. Это жизнелюбивая, романтическая, легкая музыка (к примеру, завершает диск слегка джазовая версия, латинизировання по ритму, знаменитого хита ABBA Dancing Queen). Но отнюдь не бездумная, иногда с легким налетом меланхолии, рефлексии, порой даже философичности, или притязаний на философичность. Словом, это приятная, пожалуй, несколько больше, чем просто приятная музыка. Но в ретроспективе в ней видится, вернее, слышится один примечательный момент – некоторая склонность к интроспекции, которая особенно разовьется в последующих альбомах.

Второй альбом Still I Rise вышел через два года в 2010, и перед слушателем уже в значительной степени другая певица. Меняется музыкальный стиль, настроение музыки. Ориентир взят на американский джаз – straight-ahead jazz, – и альбом составлен почти полностью (кроме Besame mucho и одной авторской) из песен, взятых из репертуара выдающихся американских вокалисток: Дайан Ривз, Джони Митчел, Кассандры Уилсон, Ширли Хорн. Возрастает ритмическая свобода, сложность, в некоторых песнях доходит даже до конфликта ритмов, т.е. это уже элементы авангарда, что предвосхищает дальнейшую музыкальную эволюцию вокалистки.

При этом меняется не только музыка, но и манера, характер пения, эмоциональная окраска, интонации, вибрации. Вокалистка часто использует скэт, но не заразительный, а мягкий, меланхоличный. Появляется драматизм, иногда надлом, в голосе слышатся некие блюзовые обертоны, в некоторых песнях отдаленно напоминающие Билли Холлидей. В целом же манера пения в этом альбоме ближе всего к Кассандре Уилсон. Still I Rise – альбом как бы другой певицы еще и в том почти буквальном смысле, что его создательница выступает под другим сценическим именем – Анна Гадт, взяв имя своей недавно умершей матери.

Следующий альбом Анны, который выходит в 2013 году, Breathing снова свидетельствует о разительной перемене. А если сравнивать с первым альбомом, то кажется, что это и вовсе два разных музыканта. За исключением упомянутого момента интроспективности, музыка Breathing уже полностью обращена вовнутрь, но не внутрь собственного «я», а в то внутреннее, где уже нет разницы между внутренним и внешним. Во-первых, это полностью авторская музыка певицы, в которой она уходит и далеко уходит от американского джаза, возвращаясь к европейской традиции, хотя последнюю трудно определить. Анна поет частью на польском, частью на английском языке. Иногда слышится что-то славянское (помимо языка, конечно). Почему-то эта музыка напоминает по характеру, по какому-то ощущению разреженности некоторых скандинавских, норвежских исполнителей.

Обычно такую музыку называют просто современной импровизационной. Словом, это уже музыка-поиск. Частая смена ритма, а также аритмия наряду с ритмом. Гораздо свободнее друг от друга становятся инструменты (альбом записан в составе квартета: голос и фортепианное трио). Между ними возникает разговор, инструменты становятся разными самостоятельными голосами – голосами… тишины. Пожалуй, главным выразительным средством, элементом, субстанцией этой музыки является тишина. Исполнение превращается в выслушивание, выуживание, выцеживание из тишины: звуков, каких-то едва ощутимых колебаний вещей, их скрытого ритма или, наоборот, их беззвучных сотрясений. Звуки приходят из тишины и уходят в нее, и сами музыканты как бы прислушиваются к их замиранию, выполняя двойную задачу – дать голос тишине и в то же время не потревожить ее, не нарушить.

Словом, эта музыка уже о том, что не лежит на поверхности жизни, а иногда даже прикосновение к каким-то другим измерениям. О чем свидетельствует и то, что певица начинает использовать свой голос необычным образом. Собственно, только в двух песнях присутствует текст. В остальных это вокальная импровизация. Но часто это уже нельзя назвать пением: вскрики, шепоты, то ли бормотание, то ли камлание, то просто дыхание. Но в этом коллективном движении ощупью несомненны общность, взаимная чуткость участников и рождающееся из этого чувство целого. За его развитием интересно следить и сопереживать ему.

В этом альбоме Анна Гадт предстает музыкантом, нашедшим собственный стиль.

Надо отметить, что Анну в ее творческих поисках поддерживают прекрасные партнеры. Их игра своей изобретательностью способна доставлять самостоятельное наслаждение, но эта самостоятельность, так сказать, в тему, соответствует общему замыслу и обогащает общее звучание.

Анна Гадт – лидер двух составов. Во-первых, это квартет, с которым записан альбом Breathing. К голосу здесь добавляется фортепианное трио: Лукаш Ойдана (Lukasz Ojdana) – ф-но, Мачей Гарбовский (Maciej Garbowski) – контрабас, Кшиштоф Градзюк (Krzysztof Gradziuk) – барабаны.

Во-вторых, это трио, с которым записан четвертый и последний на сегодня альбом певицы Renaissance (2017). И это опять новый и очень интересный шаг в развитии найденного ею в предыдущем альбоме музыкального стиля, но уже в новом составе, с новым ансамблем и музыкантов, и инструментов. Партнеры Анны – Збигнев Хойнацкий (Zbigniew Chojnacki) на аккордеоне и Кшиштоф Градзюк (Krzysztof Gradziuk) на барабанах. Это трио с новым проектом и предстанет перед аудиторией фестиваля Jazz Bez в Киеве 2 декабря.

GADT/CHOJNACKI/GRADZIUK
GADT/CHOJNACKI/GRADZIUK

В основе альбома – произведения польских композиторов XVI века: Вацлава из Шамотул, Миколая Гомулки, Яна из Люблина, Миколая из Кракова. Видимо, этим и вызвано подключение аккордеона с его духовым, органным звучанием. Музыка здесь с уменьшением количества инструментов становится еще более разреженной, ритмически свободной и, напротив, более плотной, даже мощной в кульминационные моменты. Музыканты нередко идут словно бы каждый своим путем, но согласуясь в общем направлении движения интенсивного духовного восхождения (ведь упомянутые композиторы создавали преимущественно духовную музыку). Результат общих усилий музыкантов – музыка глубокая и сильная по воздействию.

И еще одно соображение. Понятие Возрождения, ставшее названием альбома, вероятно, связано не только с эпохой творчества четырех композиторов, но также имеет для певицы Анны Гадт (и, надо думать, ее партнеров) более широкое значение. Как можно заметить, в подтексте названий альбомов Still I Rise, Breathing (одна из песен которого называется Rebirth) и, наконец, Renaissance присутствуют смерть и ее побеждающая жизнь.

Александр Юдин