Ясмин Хамдан: Хочу, чтобы моя музыка служила мостом между людьми

07.04.2017

Ливанку Ясмин Хамдан называют голосом арабского мира. Многие также знают ее по фильму Джима Джармуша «Выживут только любовники». В преддверии киевского концерта певицы Катерина Яковленко поговорила с ней о том, как музыка может объединить Восток и Запад.

17522283_1298870386817257_954578677_o

Ясмин Хамдан начала заниматься музыкой в конце 1990-х. Тогда в Бейруте со своим другом Зейдом Хамданом они основали дуэт Soapkills, открыв Ближнему Востоку мир электронной музыки. В начале 2000-х Ясмин сосредоточилась на сольной карьере.

В этом году певица выпустила второй сольный альбом «Al Jamilat», и уже 17 апреля Ясмин Хамдан впервые посетит Киев, чтобы представить его. Над альбомом Ясмин помогали работать музыканты и продюсеры из Нью-Йорка, Лондона и Парижа, и он вышел подчеркнуто космополитичным. При этом поет Ясмин только на арабском языке, и в своей музыке использует много восточных инструментов и мотивов.

Я разговаривала с Ясмин из Киева, когда она была в своей студии в Париже. Мы говорили на английском, который для нас обоих не был родным. Но музыка — язык, который понятен каждому.

17522072_1298870360150593_694533166_o

— В твоем предыдущем альбоме много отсылок к арабскому «золотому веку» в музыке. Ты обращаешься к мелодиям и исполнителям 1920-х – 1950-х годов. А в чем специфика новой пластинки?

— Этот альбом фактически сделан в дороге. Если сравнивать его с предыдущим — можно сказать, что он более личный, более авторский. Здесь я больше экспериментировала со звуком, текстурой и деталями. Мне хотелось показать разнообразие музыки, создать сложный, но в то же время понятный музыкальный рисунок. Поэтому я соединяла разные стили, работала на их стыке. Традиционно, я использовала много инструментов и мелодий Средней Азии, но работала и с привычными инструментами вроде гитары, барабанов. Также в альбоме есть отсылки к трагической арабской мелодии.

— Центральная песня альбома – палестинский стих Махмуда Дарвиша «Al Jamilat», рассказывающий о женщине. Расскажи о женской теме, почему ты к ней обращаешься?

— Да, в альбоме я часто обращаюсь к женской теме. Но стоит отметить, что я не работаю над текстами как нарративом. Центральный персонаж моих песен – женщина, но я не отказываюсь и от мужских персонажей. Например, когда я была в Бейруте — много общалась с водителями такси. Охотнее всего они говорят о политике, социальной нестабильности, отношениях и сексе. Эти темы лежат в основе многих текстов. Но хочу еще раз подчеркнуть, что в моих песнях нет нарратива, у меня нет героев. Я лишь создаю контекст и образы, которые придают моим произведениям некий единый дух.

17797672_1298870330150596_2000594207_o

— Ты чувствуешь, что твоя музыка влияет на решения людей, что она меняет отношение к арабскому миру?

— Я стараюсь не петь исключительно о том, что арабские женщины должны бороться за свои права. Отстаивать свои свободы нужно всем, вне зависимости от пола и национальности. Во всех странах люди сражаются за свои права на разных уровнях. Что касается меня, мое оружие – это музыка.

— Петь на арабском языке – это важное политическое и культурное решение, которое может быть сильнее политических лозунгов

— Каждый старается делать то, что он может, как можно лучше. Женские права — это актуальная тема не только для Средней Азии, но и для многих стран. Это глобальная тема. И женщины, вне зависимости от их религиозных предпочтений, цвета кожи и т.д., должны быть объединены общими задачами и вопросами. Да и не только женщины, мужчины тоже.

Я не вижу себя феминисткой или представительницей всего арабского мира. Но я знаю, что многие люди видят во мне это. И я этим горжусь, для меня это большая честь.

Многие люди в Азии любят меня просто как музыканта и человека. Мне кажется, здорово, когда люди различных культур строят мосты, чтобы понять друг друга. И если моя музыка станет одним из таких мостов — это прекрасно! Я действительно гордилась бы этим.

— Расскажи еще немного об этом альбоме, о музыке, вошедшей в него.

— Записывался альбом достаточно долго. Как я уже сказала, мы использовали арабские инструменты разных стран — например Ирака. В музыке очень много локальных инструментов. Важным было построить мост между их специфическим звучанием, которое представляет арабскую культуру, и глобальным миром, представленным более узнаваемыми мелодиями. Я хотела создать некий гибрид. Ведь моя музыка — не только мусульманские мелодии и женские персонажи, она куда шире и разнообразнее. Рабочий процесс был крайне интересным, и мне повезло сотрудничать с удивительными музыкантами.

— Какие твои любимые инструменты?

— Все (смеется).

17820196_1298870333483929_813805928_o

— Многие знают тебя по фильму Джиму Джармуша «Выживут только любовники», но Джармуш также и музыкант. Играли ли вы вместе с его группой, какие твои впечатления?

— Да, конечно, мы играли вместе. Когда он представлял свой фильм в Лондоне, Нью-Йорке, Париже, в некоторых местах в Германии — мы делали что-то вроде перформанса. Он играл со своей группой, я со своей, также к нам присоединялись и другие музыканты и композиторы. Мы все играли вместе и это было прекрасно. Это одни из самых ярких и приятных воспоминаний.

— А что касается самого фильма, тебе понравилось сниматься, легко ли это было?

— Я познакомилась с Джимом Джармушем в момент, когда он писал сценарий к фильму. И так сложилось, что он предложил мне роль и я согласилась. Я была очень вдохновлена этой работой, начиная с того момента, когда он прислал мне сценарий. Это вдохновение присутствовало на протяжении всей работы над фильмом. Для меня большая честь работать с таким режиссером.

— Ты коллекционируешь старые арабские песни. Как ты их находишь, кто у тебя есть в коллекции?

— Просто иду и стараюсь отыскать. Это и устная история, и поиск уникальных старых записей. Есть специальные места, где можно найти что-то подобное. Обычно я всегда посещаю их, когда приезжаю в Азию. Также мне помогают мои друзья. Я ищу музыку в интернете, что-то находила даже в YouTube. Это действительно моя страсть. Я люблю Mohammed ‘Abd al-Wahhab, Asmahan, Umm Kulthum, многих арабских артистов. Мои самые любимые музыканты – из 1920-х, 1930-х, 1940-х, 1950-х. Это все «старое поколение», если можно так сказать.

17819782_1298870340150595_1441531817_o

Ты не музыкант по образованию, ты также не из музыкальной семьи. Как стала заниматься музыкой?

— Я не была музыкантом, но всегда хотела заниматься музыкой. Все случилось благодаря случаю и знакомствам. Сначала попытки были робкими, но потом я начала много учиться, еще больше слушать, и тогда все сработало. Самое главное — я стала писать музыку. Конечно, я умею играть на музыкальных инструментах, но не могу сказать, что я хороший инструменталист. Я хотела изучать музыку, так как была уверена, что это поможет мне выразить себя и свои эмоции.

Группа, которая была у меня в Бейруте, — важная часть моей жизни. Тогда я слушала много музыки, которая мне нравилась. Это была и старая арабская музыка,  и Portishead, PJ Harvey и другие. Я начинала не в самое благополучное время, шла гражданская война. После нее город был разрушен, как метафорически, так и физически – не было инфраструктуры, о культуре не могло идти и речи. Никто не мог купить билет, чтобы попасть на концерт. Это было не очень простое время. Но для меня было важно наконец заниматься тем, что может расширить мой внутренний мир, сделать его более вдохновляющим.

Интервью: Катерина Яковленко