Трио Алика Фантаева – «Эрик Сати»: новый взгляд на эксцентричного композитора

16.05.2019

За последние годы в украинском джазе появилось несколько прекрасных проектов в стиле «джаз и классика», или, как его еще называют, «третье течение» (third stream).  Вспоминаются, прежде всего, два проекта Натальи Лебедевой, посвященные музыке Фредерика Шопена, и программа Ильи Ересько, обратившегося к Модесту Мусоргскому.

Еще одно обращение к классике – проект барабанщика Алика Фантаева «Эрик Сати». Это второе рождение проекта, поскольку он был подготовлен и впервые прозвучал на публике, по словам Фантаева, три года назад. И вот новое, «исправленное» издание, к участию в котором музыкант привлек своих давних партнеров – пианиста Алексея Боголюбова и контрабасиста Антона Жукова.

Алик Фантаев, судя по всему, давний и восторженный поклонник эксцентричного французского композитора, изобретателя необычных музыкальных форм. На вопрос «Почему именно Сати?» он отвечает недоумением, мол, о чем тут говорить, ведь это же Сати. Что свидетельствует о крайней увлеченности, которую музыкант и пытался во время концерта передать публике своими пояснениями к исполняемым произведениям и, разумеется, своей игрой, отличавшейся в этот вечер особым воодушевлением, словно музыкант исполнил свою давнюю мечту.

Музыка Сати сама по себе просится быть исполненной в джазовом ключе, поскольку отличается атмосферным характером. И Сати уже не впервые находит себе поклонников среди джазовых исполнителей.

Посмотреть видео концерта в 32JazzClub

Существует альбом 1998 года французского пианиста Жака Лусье (Jacque Loussier), известного представителя «третьего течения» — «Сати: Гимнопедии / Гноссиенны» (Satie: Gymnodies / Gnossiennes). Интерпретация Лусье получилась задумчивой, сдержанной, меланхоличной и построенной на разных ритмических фигурах. Так, Гимнопедию № 1 он представил сразу в трех вариантах, слегка отличающихся по характеру ритмическим рисунком и настроением.

Сати в версии Алика Фантаева оказался гораздо более разнообразным как в смысле ритмической свободы, так и в плане настроения. Только две пьесы (Гимнопедия № 1 и Гноссиенна № 2) сохранили задумчивый и атмосферный характер. Другие получились более энергичными, а Гноссиенна № 4 была исполнена в свободном ритме, построенная на динамике приливов и отливов, свойственной скорее фри-джазу. А многочисленные барабанные соло, в том числе и вступительные, добавили своеобразия, учитывая, что сочинения Сати предназначались для фортепиано.

Особенно увлекла Фантаева именно эксцентрическая сторона творчества Сати. Своеобразным экспериментом (и сюрпризом для партнеров) стало исполнение короткой музыкальной пьесы «Досады» (буквально из трех фраз), которая по замыслу композитора должна повторяться 840 раз. В данном случае ограничились несколькими повторениями, но получились вариации на барабанах.

Весьма разнообразно сыграли и партнеры Фантаева. Так, в игре Алексея Боголюбова в различных пьесах можно было услышать отзвуки многих фортепианных стилей, например, Билла Эванса, Кита Джарретта, Херби Хэнкока или Маккоя Тайнора.

А завершением концерта стала пьеса In Swing (которая, как объявил лидер, не имеет никакого отношения к свингу), исполненная в ритме боевитого блюза (шаффл-блюз). Так что Сати в версии трио Фантаева оказался довольно неожиданным, местами даже драйвовым и весьма современным.

 

Текст: Александр Юдин