Там, где играют джаз и говорят об искусстве

25.10.2018

Сочетание правильной идеи, смелости для ее реализации и хорошего вкуса всегда подкупает, поэтому появление джазового радио в пуле киевских музыкальных радиостанций вызвало у меня огромный интерес. Джаз в Украине никогда не был мейнстримом, массового радиослушателя долгое время кормили однотипной поп-музыкой и тем, что у нас принято называть шансоном, так что вещателю, выбравшему своим форматом «музыку для умных», однозначно придется постараться, чтобы проложить путь к сердцам широкой аудитории. Тем интереснее познакомиться с ним поближе.

Но сначала немного предыстории. 15 июня в Киеве стартовал экспериментальный проект цифрового радио. Стараниями Нацсовета по вопросам телевидения и радиовещания места в нем получили 14 радиостанций (в три этапа), одна из которых – джазовая Old Fashioned Radio – и привлекла мое внимание. Это первая и единственная радиостанция такого формата в Украине, существующая на базе единственного в столице джазового клуба. Около двух лет она вещала исключительно в интернете, а теперь, попав в экспериментальную цифровую радиосеть Киева, готовится покорить столичное FM-пространство.

Выход вещателя на новые горизонты я посчитала отличным поводом напроситься в гости. И заодно узнать, каковы перспективы развития джазовой радиостанции в Киеве, и как сделать нишевую онлайн-радиостанцию коммерчески успешной.

Оld Fashioned Radio – это радиостанция киевлянина Виктора Савкива, президента группы компаний TIS, владельца проекта Vozdvizhenka ARTS HOUSE

На первом этаже здания находятся джазовый клуб 32JazzClub (раньше здесь была галерея)

и Old fashioned bar, на втором – радиостудия

Меня встречала директор Оld Fashioned Radio Лилия Плех

Радиостанция вещает на сайте OFR.fm с 27 апреля 2016-го. Официальный запуск произошел осенью того же года. Слоган вещателя — what a wonderful jazz. Члены команды галереи и бара стали первыми ведущими и сотрудниками радиостанции, а темами программ были современное искусство, алкоголь и джаз, который обычно звучал в баре.

Онлайн-радиостанция порадовала современным оборудованием, которому могут позавидовать даже некоторые общенациональные радиостанции. И еще один приятный нюанс: пока ряд украинских радиостанций используют российский софт «Трактор», а одна разговорная радиостанция хвастает словацким софтом, Оld Fashioned Radio, как заверила меня Лилия, использует украинский Sound empirе.

Стены радиостудии украшают картины. Немало их и в коридоре

Специально по моей просьбе ведущие имитируют прямой эфир

Сила – в наушниках

В уютной комнате с большими окнами трудится коллектив радиостанции – директор, контент-менеджеры, SММ-менеджер и музыкальные редакторы 

О хитростях программирования джазового радио я поговорила с музыкальным редактором радиостанции Артуром Ямпольским (в центре) – филофонистом и участником продюсерского центра Алексея Когана Jazz in Kiev. 

— Артур, расскажите, где берете музыку для радиостанции?

— Личная коллекция и покупки в интернете.

— Сколько песен в плей-листе нужно, чтобы запустить круглосуточную радиостанцию?

— Смотря какую. Для поп-станции хватит и тысячи. У нас по 4-5 тысяч треков в потоке.

— Насколько актуально обновление библиотеки для джазового вещателя?

— У нас звучит как классика, так и современная музыка.

— А как быть с квотами на украиноязычную музыку? 

— Джаз в большинстве своем инструментальный. Вокальный – процентов на 80 англоязычный. Квоты, созданные для поп-радио, не работают на некоммерческом вещателе. И у нас есть отдельный канал с украинской музыкой.

Тут стоит напомнить, что радиостанция украинской музыки называется ZEMLYA, проект был создан 15 февраля прошлого года для продвижения современных украинских музыкантов. На этой волне можно услышать музыку молодых талантливых коллективов или малоизвестные композиции уже популярных украинских исполнителей. Музыкальный редактор станции – фронтмен группы «Хамерман знищує віруси» и продюсер Общественного Альберт Цукренко. Радио ZEMLYA получило лицензию на цифровое вещание в Киеве вместе с джазовой радиостанцией на конкурсе Нацсовета весной этого года.   

Но вернемся к Оld Fashioned Radio. В разговорных программах вещателя – беседы о музыке, искусстве и культурной жизни столицы. В эфире можно услышать авторские программы Алексея Когана, Артура Ямпольского, Надежды Николаевой, Ивана Семесюка, Альберта Цукренко и самого Виктора Савкива. Они же доступны в подкастах на сайте, а некоторые – в видеозаписи на YouTube-канале. 

В пятницу вечером работа кипит, поскольку этажом ниже, в клубе, идет концерт джазменов с видеотрансляцией на Фейсбук-странице радиостанции. Музыкантов обычно представляет Алексей Коган. В его отсутствие, как в день моего визита, это делает Виктор Савкив.

Сегодня в программе – джаз от трио Алика Фантаева 

Алик Фантаев (барабаны), Сергей Овсяников (гитара) и Иван Литвинов (бас)… Поверьте, это было круто!

Что ж, пришло время пообщаться с Виктором Савкивым в уютной гостиной на втором этаже:

— Виктор, предлагаю начать издалека – с появления Vozdvizhenka ARTS HOUSE. Не могу понять, куда подевалась галерея?

— Стены этой галереи стали джаз-клубом. Арт-галерею я открыл года 4 назад, исходя из личных интересов. Я увлекался современным искусством, украинскими художниками. Мне казалось, что галереям, которые тогда были в Киеве, чего-то не хватает. Встреча с современным искусством должна происходить естественно. Неподготовленному человеку иногда очень сложно понять это без бара (смеется). Поэтому родилась идея создать галерею с баром, которую назвали Vozdvizhenka ARTS HOUSE. Здесь у нас проходили интереснейшие некоммерческие мероприятия, что вписывалось в нашу идеологию – мы хотели посмотреть на мир современного искусства изнутри. Но обычно в этом участвовали художники, коллекционеры, их друзья – и все. Затраты себя не оправдывали. Да и культурная, художественная жизнь Киева за последние лет 5 сильно изменилась. С открытием ряда галерей в столице наша потеряла актуальность.

Та самая галерея, которая стала джазовым клубом

— И вы решили открыть джаз-клуб?

— Изначально мы пытались сделать концерт-галерею, но концерты без акустики, хорошей подготовки звука выглядели по-аматорски. В прошлом году, когда Маркиян Иващишин, с которым мы работали в арт-проектах, предложил поддержать Jazz Bez, выступить партнером фестиваля, я с удовольствием принял предложение. После этого мы остановились на формате джаз-клуба и объединили его с радиостанцией, инвестировав в оборудование и профессиональное помещение. Так, в декабре стартовал джазовый клуб – первый такой в Киеве. Именно профессионального джаз-клуба в Киеве нет. Есть бары, концертные площадки, но все они мультифункциональные, работают с разными событиями. А джаз-клуб – это своя атмосфера, культура. Джаз – это музыка, которая требует определенной сосредоточенности, антуража, чтобы ее принимать так, как она была задумана. Тут есть определенная традиция.  

— На сайте указано, что радиостанции два года. Получается, клуб запущен в дополнение к ней?

— Радиостанцию мы запустили задолго до клуба – два года тому назад, в апреле 2016-го. Мы начали думать о том, как привлечь более широкую аудиторию – так у нас появились стримы. А потом мы додумались запустить онлайн-радиостанцию. Поскольку говорить 24 часа в сутки мы не можем, разговоры разбавили музыкой. Мне нравится джаз, блюз. Исходя из моих личных вкусов, предпочтений мы запустили именно такую онлайн-радиостанцию.

К тому же я знаком лично с Алексеем Коганом. Когда я ему сказал, что есть такая идея, он меня поддержал: мол, отлично, у меня много такой музыки. Мы сидели за коктейлем у бара с названием Old Fashioned, и так, само собой, у нас появилось название для радиостанции. Old Fashioned Radio: играем джаз и говорим о современном искусстве.

Изначально я понятия не имел, как работает радиостанция, как создается контент, как выглядит музыкальное программирование. Ко всему нужно подходить профессионально. Поэтому пригласил людей, и в результате получилось, что наши вложения в онлайн-радио ничем не отличаются от вложений в FM-радио.

— Но это были разовые инвестиции. Сейчас у вас затраты, наверное, меньше?

— Нет, это не так. Во-первых, постоянные затраты на поддержание эфира. Это музыкальные редакторы, программирование, музыкальная база. Это аренда серверов, соответствующей скорости интернета. Очень дорогостоящее резервирование, чтобы наши каналы работали зеркально 24 часа в сутки. Это целая история. Ну, и «группа поддержки» – SММ, трафик-менеджер, менеджер сайта, контент-менеджер. Должны быть профессионалы, люди, разбирающиеся в нише, где мы работаем.

— На кого равнялись, когда запускали джазовую радиостанцию?

— Равнялись на американские и европейские радиостанции формата Swiss Jazz. Но поскольку, помимо музыки, нас интересовал разговорный контент, мы смотрели на разговорные телеканалы, в частности «Дождь», а также на украинские телеканалы, сайты, в частности bit.ua. Смотрели, что и как пишут наши медиа, и пришли к выводу, что много хороших материалов, но еще больше плохих. Тем не менее, есть что слушать, что читать, но нужно покопаться, поискать, подписаться.

Вдохновлялись также джазовыми фестивалями – львовским Leopolis Jazz Fest, Jazz Bez. Вы же видите, какая в последние годы вовлеченность во львовский фестиваль со стороны поликов, бизнесменов, известных людей. Джаз – давно не музыка афроамериканцев и евреев 30-40-х годов, а просто хорошая музыка. Очень силен европейский джаз, я бы выделил Польшу – польский джаз один из ведущих в Европе. Также в топе скандинавский джаз. Джаз ищет коллаборацию с этно-музыкой, академической музыкой, другими стилями. Джаз постоянно развивается. И это один из секретов, почему он популярен до сих пор. Как только джаз перестал восприниматься как музыка тех времен, а постоянный эксперимент с новой музыкой, он вновь стал популярен. Джаз всегда опережает вкусовые предпочтения людей.

— У вас на сайте есть еще три музыкальных потока. Для чего они запущены?  

— Формат всех четырех каналов дорабатывается. Общее – интерес к хорошей музыке, которая определила культуру 21 века. На SHOW & MUSIC – фанк, джаз, информация о джазовых событиях, фестивалях. Канал JAZZ & BLUES посвящен корневой музыке и джазу, здесь более профессионально о джазе. ROCK – очень нишевый канал, посвященный блюз-року конца 60-х-начала 70-х, об этой музыке рассказывает Артур Ямпольский. Как ни странно, у этого канала есть своя устойчивая аудитория. Помнится, однажды пропал сигнал, и нам мгновенно пришло сообщение от слушателя – мол, где вы, что случилось? Это приятно. Мы не могли не обойти вниманием современную украинскую музыку, которая сейчас набирает популярность, свою аудиторию, своих героев. Поэтому сделали радио ZEMLYA, где вместе с украинской музыкой освещаем события в украинской литературе, культуре – там очень много нового происходит. Редактор этого канала – Альберт Цукренко, он подбирает исключительно современную украинскую музыку. Мне нравятся программы, которые выходят в эфире ZEMLYA, каждую программу жду и слушаю с большим интересом.

— Они же выходят в подкастах?

— Да. Это все на сайте. Мы же новое медиа! По пятницам делаем стрим из нашего джаз-клуба в Фейсбуке, выкладываем видео на канал в YouTube. У нас четыре камеры: три снимают музыкантов, а четвертая с бекстейджа – людей в зале, создавая атмосферную картинку. Как в нью-йорском клубе Smalls. Это события здесь и сейчас – не запись, все живьем. Вот так музыканты сыграли сегодня, со своими приколами или ошибками. А завтра они будут играть другую программу, и это будет уже другая история.

Сегодня, я смотрю, любые пространства, хабы пытаются делать хотя бы стримы в Фейсбуке. И это нормально, я считаю. Потребление контента должно происходить сейчас, быстро. Времени на потребление мало, должна быть картинка, фраза, которая вовлекает, чтобы получить информацию здесь и сейчас.

У меня есть подозрение, что мы слишком дорого и слишком правильно все делаем. Можно, конечно, все упростить, но мы будем работать так, пока хватит сил.

— Вы постоянно говорите «мы». Есть бизнес-партнеры, которые разделяют эту историю с вами?

— Я имею в виду команду, которая работает здесь – на радио, в клубе. Да, у меня есть партнеры, которые еще терпят и разделяют мой оптимизм, интерес к искусству, музыке и алкоголю. Финансировать проекты помогает бизнес, который приносит доход. 

— У вас есть завод по производству стройматериалов, верно?

— Это компания TIS – информационные сервисы и дочерняя компания, которая производит строительные материалы, мебель и то, что связано с этим. У нас два завода – в Киеве и Бердичеве.

— А благотворительная организация «МэйДэйАрт» ваша?

— Вы знаете, что такое Mayday? Это сигнал SOS, крайней опасности в море. Мэй-дэй арт – это «спасите искусство» (на организацию «Благодійний фонд «МейДейАрт» записана цифровая лицензия радиостанции ZEMLYA, — МН). Наша культура нуждается в серьезной помощи. Финансировать ее напрямую бизнесу достаточно сложно из-за налогов. Поэтому был создан фонд – как общественная организация, в которую бизнес может отчислять деньги для финансирования подобных проектов. 

— В средине июня вы начали вещание в сети киевского цифрового радио. Зачем это вам?

— Цифровое радио – это эксперимент. Я не рассчитываю на особую популярность такого канала вещания. Здесь для меня принципиально важны два момента. Первый – хоть как-то разбить монополию FM-игроков. Любой способ, позволяющий это сделать, я поддержал бы. И второе: FM – это прошлое. Есть пленочные фотоаппараты, но цифровой лучше. Не знаю, насколько удобен формат DAB+, но это цифра. Нацсовет по вопросам телевидения и радиовещания все же поддержал этот проект. У нас готов контент на 4 радиостанции, но мы пока имеем лицензии на две – ОRF и ZEMLYA.

— Поскольку у вас есть лицензия Нацсовета, вы обязаны соблюдать квоту на украиноязычную музыку. Как быть с квотированием джаза? Хватает ли вам украиноязычной джазовой музыки?

— Украиноязычной джазовой музыки не существует. Я до конца не представляю, каким образом это квотировать. У нас достаточно много украинских музыкантов, играющих джаз на очень высоком уровне. Они, кстати, практически все переиграли в нашем клубе с момента открытия. Но у них музыка без слов. Думаю, мы найдем общий язык с Нацсоветом на этой почве – играем все же музыку украинских исполнителей. Поскольку еще нет конечного понимания того, в каком виде будет существовать цифровое радио, мы не сильно заморачиваемся.

— Автомобилей с цифровым радио в столице всего 20 тысяч. По крайней мере, так говорит Нацсовет. Приемников цифрового радио нет в продаже в принципе. Как быть?

— Я не встречал автомобили с цифровым радио. А приемник цифрового радио где-то достал наш инженер Сергей Висицкий. Сигнал там есть, работает без перебоя. Даже в Чабанах за Киевом сигнал устойчиво принимает и ОRF, и ZEMLYA. Приемник, кстати, выглядит очень стильно – он даже видео принимает.

— Как думаете, киевляне потратят $100 на приемник цифрового радио?

— Без определенной политики – нет. Я верю, что ассоциация, в которую объединились участники проекта цифрового радио, начнет продвигать такой способ прослушивания радио.

— Ее возглавил директор «Країна FM» Богдан Болховецкий. Как планируете продвигать цифровое радио?

— Мы хотим тесно пообщаться с Нацсоветом, а потом на законодательном уровне прописать льготы для поставщиков приемников цифрового радио. Они ведь очень дорогие то ли по причине того, что никому не нужны, то ли по причине, что нет рынка, то ли по технологическим причинам или каким-либо искусственным причинам. Возможно, удастся создать льготную программу по импорту этих приборов. И потом должна быть серьезная информационная поддержка по этому поводу. Если Нацсовет и кто-либо еще не заинтересованы в монополии медиамагнатов на ТВ и радио, они должны что-то сделать, чтобы альтернативный источник имел право на жизнь.  

— Если Нацсовет запустит конкурс форматной джазовой FM-радиостанции в Киеве, участвовать будете? Не боитесь конкуренции со стороны «ТАВР медиа»?

— Если будет оглашен такой конкурс, мы, конечно же, будем участвовать. Не знаю, сможем ли противостоять «Тавру» – все зависит от того, кто судьи. У нас нет инструментов лоббирования интересов. Также многое зависит от того, есть ли политика по уменьшению монополии на рынке. Если да – значит, какие-то изменения действительно происходят. FM-диапазон – это, конечно же, мощный инструмент и будет таким еще долго. Думаю, еще кто-то будет участвовать, кроме нас. Ведь можно утащить тысячу джазовых композиций из интернета, пустить их в эфир рандомным программированием, и ты становишься одним из 20-ти источников звука в автомобиле в Киеве. У тебя 100% появляется аудитория, и задача сводится к запуску рекламы. Да кто угодно будет бороться за эту частоту!

— А что вам рекламисты говорят? Готовы работать с радио джазовой музыки, или им выгоднее размещать рекламу на условном «Шансоне»?

— Есть агентства, с которыми мы работаем, у нас были разовые сотрудничества. А в целом они за нами наблюдают. У нас ведь нишевая интернет-аудитория. Lounge FM даже с примитивным программированием все равно отличается от остальных массовых развлекательных радиостанций в лучшую сторону. На худой конец, в машине это едва ли не единственная радиостанция (вместе с Радио Relax), где музыка не раздражает. Эту музыку не будешь слушать специально, но выберешь, чтобы хотя бы не раздражала.

— Радийные сейлз-хаусы находятся снова-таки у монополистов. Вам придется все же с ними общаться, если начнете FM-вещание…

— Да, я это понимаю. Чтобы как-то добавлять свою аудиторию в рекламный пакет, общение неизбежно. Но что поделать – медиа не бывает без рекламы. 

— В рекламном топе на радио – обычно фармацевтика и алкоголь. Фильтровать рекламодателей будете?

— Нишевый алкоголь как раз достаточно хорошо вписывается в джаз. Фармацевтика – нет. Но знаете, у нас как-то был формат политического дайджеста – сводка новостей, между которыми шла наша музыка. Он был популярен из-за журналиста, который его вел. Когда поклонники журналиста будут включать его программу, они будут вовлечены в нашу музыку, наш стиль. И это очень хорошо. По этому же принципу подтянутся и рекламодатели. 

— На сайте указано, что месячный охват радиостанции – до 100 тысяч. Как вам удалось привлечь такую солидную аудиторию? 

— Интерес к джазу вырос за последние два года. 4 радиоканала на сайте параллельно слушают стабильно по 50 человек. Эти 100 тысяч – вместе с Фейсбуком, где мы проводим немало трансляций. Мы постепенно, как мне кажется, стали узнаваемыми – нас приняли в культурном сообществе Киева и Украины как медиа, которое говорит о музыкальной культуре, визуальной культуре. Мы много тем пытались охватить. У нас также было много проектов, связанных с литературой, кино. К примеру, у нас есть еще маленькое издательство, издавшее пока три книги: «Проекты» основателя одесского концептуализма Леонида Войцехова, «Моабитские хроники» художника и писателя Юрия Лейдермана и «Пятиполь» писателя Александра Мильштейна. Мы поддерживаем то искусство, которое нуждается в поддержке.

— Вы сами какие радиостанции слушаете?

— Только свои. Когда я за городом – слушаю диски. Слушать FM-радиостанции невозможно. Хотя ничего плохого не могу сказать о коллегах. Очевидно, что бизнес у них выстроен хорошо. Мы же должны оценивать радиостанции с точки зрения бизнеса, а не качества контента и музыкального наполнения. «ТАВР» и остальные три-четыре – профессионалы, они хорошо это делают. Поэтому они не видят необходимости запускать новые форматные радиостанции: потребности слушать качественную музыку у людей не так много. Мы же как раз хотим, чтобы таких людей стало больше. Как по мне, проблема в Украине – это дороги и музыка в общественных местах – кафе-ресторанах, такси. Последнее – просто кошмар. Летом в Мариуполе на берегу моря диджей включил свою музыку, и Лепс был еще не худшим вариантом. Там невозможно было находиться. Я был готов заплатить, чтобы ее выключили, но никого, кроме пары человек, это не раздражало. Никто даже не заметил, что что-то происходит.

— Знаю, что вы живете на третьем этаже этого здания. Музыка по вечерам не мешает? Что вам соседи говорят?

— Мне не мешает, а с соседями у нас чат в «Вайбере»: если есть претензии – они могут их высказать, и я быстро среагирую. Мы поначалу привыкали друг к другу, находили взаимопонимание. Сейчас у нас полное понимание. Ближайшие соседи очень благодарят за то, что фоном из закрытого окна слышат хорошую музыку. Иногда даже просят сделать громче. Ну и потом, они всегла могут прийти к нам на концерт бесплатно (стоимость билета, чтобы послушать джаз живьем, составляет 400 грн, – МН). К тому же, концерты обычно заканчиваются в пол-одиннадцатого.      

Удастся ли Виктору превратить свое увлечение в бизнес-проект и сделать джазовое радио в столице массовым, покажет время. А пока давайте пожелаем ему удачи в этом непростом деле.     

 

Фото — Андрей Полищук, Old Fashioned Radio, facebook.com/arthur.yampolsky

Автор: МЕДИАНЯНЯ