Мыкола Ридный: Насилие часто воспринимается как другая реальность, как то, что происходит с кем-то другим

22.11.2017

Искусство давно перестало быть чем-то отдаленным от реальной жизни. Современное искусство часто говорит о проблемах дискриминации в обществе, насилии, войне. Об этом в своих работах говорит и харьковский художник Мыкола Ридный. Сейчас он работает с кино и видео форматами: на фестивале документального кино DocuDays он представлял фильм “Серые кони” о своем прадеде анархисте, а на Одесском международном кинофестивале фильм о жизни харьковской молодежи “Нет! Нет! Нет!”. В рамках Киевской биеннале мы увидели первые серии сериала “Озброєні та небезпечні”, где художник не без иронии говорит о насилии в украинском обществе. Мы поговорили с ним о новом сериале, о том как война отражается в мирной жизни и о будущих проектах.

На Киевской биеннале ты представил фильм “Нет! Нет! Нет!” и премьеру сериала “Озброєні та небезпечні”. О чем сериал и что с ним будет дальше?

Сериал “Озброєні та небезпечні” задуман как интернет-сериал с короткими сериями по 7-8 минут. Скоро он появится на сайте prostory.net.ua. Свободный доступ в интернете – это шаг навстречу зрителю в обход творческих компромиссов, которые требует формат украинского кинопроката. Я выступаю режиссёром первых эпизодов, но предлагаю авторам(кам), которые мне интересны, продолжить сериал. Речь идёт о художниках(цах), работающих с видео и режиссёрах(ках) экспериментального кино. То есть, сериал будет продолжаться по принципу платформы, открытой для сотрудничества.

“Озброєні та небезпечні”
“Озброєні та небезпечні”

Это проект о милитаризации общества и взаимоотношениях молодых людей с оружием. Несмотря на серьёзность тем, там много иронии. Ирония – это диалектический подход, который противостоит таким вещам, как фанатизм и вера в насилие. Большинство сцен я снимал на смартфон. При монтаже они были соединены с найденными видео из VK и YouTube.

Расскажи больше о видео из интернета, которые ты выбрал. Особенно шокирует ролик с девушками, которые разбились на машине пока вели прямую трансляцию в Instagram.

Харьковский художник Даниил Ревковский помогал мне искать видео в интернете. Мы старались отбирать редкие ролики с небольшим количеством просмотров, а не растиражированные репортажи. Это также связано с вопросом копирайта. Права на найденные видео принадлежат их авторам – анонимным юзерам.

Видео с девушками в машине, которые недавно погибли под Харьковом, произвело на меня сильное впечатление. Его героини хотели снять веселье, но случайно задокументировали собственную смерть. По сути, это видео трагическое, но всё в нём как-бы отрицает трагедию. Например, после аварии, на экране появляется сообщение их подруги Где труп?. То есть, люди, которые следили за этим в реальном времени не верили в происходящее, они воспринимали это как постановку или розыгрыш.

Во всём сериале, как и в этой отдельной сцене, происходит переход грани между реальностью и вымыслом, между тем, что страшно и тем, что смешно.

В сериале был эпизод, где мужчины зигуют на фоне флагов батальона “Азов”. Для меня это выглядело как российская пропаганда о том, что украинские военные – нацисты. Это пропаганда или действительность?

“Озброєні та небезпечні”
“Озброєні та небезпечні”

В сериале присутствуют найденные видео с представителями праворадикальных группировок, принимавших участие в войне на Донбассе по обе стороны конфликта. Человека из батальона Азов зовут Артём Бонов. Он известная личность в среде субкультурных неонацистов. Видео с его участием – не российская пропаганда, а один из его роликов, который был снят в психиатрической клинике, где Бонов издевался над другими душевнобольными. В сериале также использовано видео с российскими нацистами из батальона Русич. Один из них – Алексей Мильчаков до борьбы за Русский мир, выкладывал в интернет видео, где собственноручно убивал домашних животных. Хотелось бы думать, что это постановочный стёб, но к сожалению, эти люди предельно серьезны, хотя и не вменяемы.

Во время просмотра сериала у меня было впечатление что это твои воспоминания. Как-будто ты решил вспомнить какое-то явление из своей жизни и у тебя в памяти возникают ассоциации с ним.

Это скорее не воспоминания, а ассоциации. Перед тем как делать серию, не всегда был четкий план, как она будет выглядеть финальной. Изначально был “костяк” основных сцен. Затем я провожу отбор из почти ежедневных телефонных съемок. Что-то из них очень четко ложится в ассоциативную цепочку и включается в монтаж. Что-то снимается специально как постановка.

То, что окружает нас в реальной жизни – это ещё не вся реальность. Интернет — это продолжение реальной жизни.

Получается, что в реальной жизни у тебя возникают ассоциации с чем-то, что ты видел в интернете и наоборот. А ещё есть кинематограф, образы которого тоже влияют на жизнь, а жизнь на кино.

Сериал делается не по железному сценарию, как в Голливуде, а по такому ассоциативному чувству, когда в процессе монтажа идёт поиск недостающих элементов.

“Озброєні та небезпечні”
“Озброєні та небезпечні”