Лилия Млинарич: Возможность жить весело, в импровизации и не повторяясь – вот о чем Koktebel Jazz Festival

16.08.2017

Эксклюзивное интервью Лилии Млинарич для OFR.FM о том, с чего начинался Koktebel Jazz Festival 15 лет назад, как сегодня живется фестивалю-переселенцу и чего ожидать в этом году.

Stefanyak Juryj Photographer
Stefanyak Juryj Photographer

Koktebel Jazz Festival зародился 15 лет назад, переживал трудности, искал себе новый дом и воспитывал не одно поколение слушателей. В разрезе истории Украины – это уже знаковая культурная платформа. И кажется, пока звучит джаз у берега Черного моря, наша история продолжается.

Вспоминаем главные вехи Koktebel Jazz Festival и строим планы на ближайшее будущее с мамой и идеологом фестиваля – Лилией Млинарич.

Поделитесь своими воспоминаниями о самом первом фестивале?

В детстве вместе с родителями я отдыхала в Коктебеле. Я любила это место за необычную атмосферу, дом-музей Максимилиана Волошина, бухту. В 2003 году я побывала там снова и увидела разваливающееся здание, трещины по фасаду, падающие куски штукатурки, а на главной площади одна шаурма и запах шашлыков. Меня это сильно потрясло. Мне захотелось возродить красивое место из моего детства.

Koktebel Jazz Festival изначально не создавался как музыкальный фестиваль. Это была попытка привлечь внимание к разваливающемуся дому-музею Максимилиана Волошина. Мне удалось собрать группу энтузиастов, которые никогда не занимались ничем подобным. Решение о проведение фестиваля было принято 30 мая и уже 9 июня он состоялся. Все происходило очень быстро, спонтанно. Нас поддержали только джазовые музыканты, которые склонны к такому авантюризму. Они были готовы ехать с нами, жить в палатках, кушать татарский плов, больше ничего и не обещалось.

JRS_5054

Ну и дух Волошина сыграл роль, мне кажется (смеется). Немногие знают, что он был одним из законодателем моды на нудистские пляжи. И сейчас за забором нашего палаточного городка в Черноморске тоже нудистский пляж.

Давайте представим, что фестиваль – это человек. Как и все он родился, взрослел, пошел в школу. Какие этапы прошел Koktebel Jazz Festival?

Родились мы в 2003 году. Мне говорили: где эти сумасшедшие, которые готовы ехать и слушать джаз в Коктебеле? Любители джаза, в конце концов, выкристаллизовались. Например, на сцену у дома Волошина, которая стояла в саду, мы никогда не ставили больше 400 мест. Но начиная с седьмого фестиваля все первые sold-out были именно там.

В 2006 году мы подросли и пошли в школу, как все дети – в сентябре. После 3-го фестиваля у местной власти возникла идея событийного туризма и нас попросили перенести фестиваль на сентябрь. Мы согласились: это уже низкий сезон, добраться до Коктебеля и найти себе жилье намного легче. В итоге, мы в 3-ю неделю сентября повторяли пик сезона – июль. Местные предприниматели помогали нам устанавливать новые сцены, приобретать оборудование. К сожалению, все оно осталось в Крыму, мы ничего не смогли вывезти.

Когда пришло время поступать в университет, если такой есть для фестивалей (смеется), мы решили стать мультиформатной площадкой, не только джазовой. Для нас джаз – это сила духа и свобода, но это не все, из чего состоит Koktebel Jazz Festival.  Пять лет назад в рамках фестиваля мы создали инициативу ARTISHOCK, которая затрагивает все виды и жанры современного искусства.

Вот, учимся до сих пор. Можно сказать, что, пережив все сложности, мы получили диплом бакалавра. Впереди магистратура и долгая-долгая непредсказуемая жизнь. Возможность жить весело, в импровизации и не повторяясь – вот о чем Koktebel Jazz Festival.

JRS_6495

Переезд стал для вас переломным моментом. Вы потеряли свой дом, но что-то же приобрели?

Прежде всего мы приобрели опыт путешествующего фестиваля. За три года мы сменили три локации. Это как в спорте, ты учишься ориентироваться на местности.

Переезд заставил думать, двигаться, размышлять и принимать другие решения, выходя из накатанной колеи и шаблонов. Мы, например, никогда не делали палаточный городок, я всегда была категорически против. Но мы попали в Черноморск. Город небольшой, там мало бюджетного жилья. На базе порта, где мы остановились, было заброшенное футбольное поле. На нем в прошлом году было 250 палаток, в этом году уже забронировано намного больше.

Когда Крым был аннексирован, о чем вы подумали в первую очередь? Оставаться, переезжать или закрывать Koktebel Jazz Festival?

О том, чтобы остаться в Крыму речи не было. Мы – украинский фестиваль. К нам приезжали жители больших городов Украины: Харьков, Днепр, Киев, много было из Донецка. 70 процентов посетителей фестиваля – украинцы и только 30 – белорусы и россияне. Мы проводили минимум шесть Pre-Party в Украине, пять в России, два в Белоруси, еще парочку в Балтийских странах.

В январе 2014 года у нас уже были готовы разрешения и документы, были заключены контракты с музыкантами и подобрана программа для Волошинской сцены. В марте было продано 2500 абонементов. Но после всех событий не было сдано ни одного билета. И поэтому мы в апреле колесили по Украине и искали новое место. Были в Николаевской, Одесской, Запорожской, Херсонской областях. В тот момент еще был Иловайск и нам задавали много вопросов, стоит ли вообще проводить фестиваль. Но для меня это был рубеж обороны. Если бы я тогда все отменила, сказали бы – мы сдулись.

JRS_5224

Я знаю, что три года подряд в Коктебеле российская компания проводит Koktebel Jazz Party, к которому мы никогда не имели никакого отношения. Обычно они проводят это мероприятие точно в те же даты, что и мы. В этом году мне звонили российские СМИ, которым я сказала, что лично объявлю со сцены в Черноморске, как я рада, что Коктебель вместе с нами открывается в День Независимости Украины. Не знаю, совпадение ли, но в этом году даты были сдвинуты, с 18 по 23 августа.

Ваша фестивальная команда, кто эти люди?

Фестиваль разворачивается за счет волонтерской работы. Для меня Джаз Коктебель – это хобби. К нам обращаются разные люди, компании, агентства, которые помогают бесплатно. Уже 15 лет мы волонтерский фестиваль. На сегодняшний день это около тысячи человек.

К становлению каких музыкантов был сопричастен Koktebel Jazz Festival?

Каждый из наших музыкантов – особенный. Сложно выделить кого-то. С самых первых фестивалей я помню Диму Александрова, который сейчас считается одним из лучших украинских саксофонистов. Чувствую свою причастность к становлению Лауры Марти, которую помню еще девочкой. Усеин Бекиров в 2007 году выступал вместе с Сусаной Джамаладиновой (JAMALA), тогда же выступал и Богдан Гуменюк. Я знаю композиции, которые были написаны Натальей Лебедевой в Коктебеле. В этом году Марьяна Головко будет представлять свой сольный проект на Koktebel Jazz Festival, а также дуэт MARU, созданный Денисом Дудко – басистом группы «Океан Эльзы» .

JRS_4613

Что будет в этом году впервые на фестивале?

Наше новое приобретение – Camp Stage – акустическая сцена, где будет возможность пообщаться с музыкантом на расстоянии вытянутой руки. Мы также развиваем детскую программу, ведь за 15 лет выросли дети наших первых посетителей и они уже приезжают семьями. Традиционно до 12 лет вход свободный.

В этом году мы вернулись к кинопоказам. И вообще, авторское кино – это мое хобби. Мы придумали снять на фестивале свой docu-fiction. Это жанр, в котором документальная история переплетается с художественным сюжетом. У нас будет работать две съемочные группы, а также призываем всех посетителей снимать происходящее на свои девайсы. Того, чей материал мы отберем, поставим в соавторы проекта. Эту ленту мы обязательно покажем на большом экране.

Горжусь тем, что мы впервые привезем Asian Dub Foundation. Также Shantel Bucovina Club Orchestra в полном составе, все 14 человек, минимум с полуторачасовым концертом.

Когда наши музыканты перестали оглядываться на соседнюю страну, их творчество начало развиваться. Этот драйвер затронул и джаз. Музыканты стали не только играть, но и писать джаз. В этом году трио Усеина Бекирова, Назгуль Шукаева, Роман Коляда и Jazz in Kiev обещали показать нам авторские истории. Музыка наполнилась новыми содержаниями и энергией. Думаю, наш фестиваль тоже, приезжайте, поделимся!

Лайн-ап 2017: Shantel, Asian Dub Foundation, Jay-Jay Johanson, Red Snapper, Karl Frierson, “Вагоновожатые», «ТНМК Jazzy» и еще десятки других артистов.

JRS_4809