Константин Дорошенко и Лиза Готфрик о сексе в украинской культуре

03.10.2017

Рассказываем, если вы не в курсе событий: теперь на OFR каждую пятницу в прямом эфире в 15:00 мы говорим о сексе. Тема не простая, но наша новая ведущая Лиза Готфрик не боится табу и запретов, говорит об этом легко и открыто. Вместе с экспертами: врачами, психологами, юристами и арт-специалистами разбираемся во всех важных вопросах. В четвертом выпуске гостем стал арт-критик и куратор Константин Дорошенко. Говорили о сексе в украинской культуре.

Мы сделали для вас расшифровку подкаста: время прочтения — 6 минут.

Время прослушивания — 53 минуты. Выбирать вам! 

Лиза: Как сегодня обстоят дела с сексом в украинской культуре?

Константин: Довольно странная история: при всем том, что Украина – витальная страна, и в народной культуре всегда эта тема обильно присутствовала, в настоящее время мы наблюдаем рост ханжества и отторжение сексуальной тематики. Мне кажется, это все поветрие последних лет.

IMG_4266
В программе Лизы Готфрик «Секс-просвещение» — арт-критик и куратор Константин Дорошенко. Тема эфира: секс в украинской культуре.

Л: Раньше секса было меньше?

К: Если взять нашу недавнюю историю Советского Союза, то официально секса не было, но сексуальные практики только процветали. Грубо говоря, секс был повсюду. Даже в кабинетах комсомолов под знаменами Ленина. Абсолютно в любой среде можно было услышать разговоры, кто, при каких обстоятельствах и с кем переспал. Потому что досуг советского человека не был таким разнообразным.

Л: Как в то время развивался секс в Украине?

К: Я знаю, что Украина не была обижена секс-практиками хотя бы потому, что я помню подслушанные разговоры своих родителей. Даже моя бабушка рассказывала, как одна ее знакомая дама выезжала в «оазисы секса» Советского Союза. Такой был, например, на Кавказе, а украинские женщины там пользовались популярностью.

Л: Я помню рассказы Игоря Чацкина, первого и последнего концептуалиста, как его сослали работать в Одесский театр кукол, и в 84-ом году там функционировали лесби-шоу.

К: В Советском Союзе был единственный официальный ночной клуб – в Латвии. Там начиналась карьера Лаймы Вайкуле. Если посмотреть фотографии оттуда 80-х годов, то многие бы вздрогнули и сегодня, настолько все там было откровенно.

Л: Как ты думаешь, пуританские настроения – это явление локальное?

К: Во многом глобальное. 80-ые годы были рассветом всего, что связанно с сексом. Но вскоре эта красивая картинка наткнулась на неприятную новость – присутствие СПИДа. В определенный момент людям пришлось поверить, что от кокаина бывает передоз, а от СПИДа умирают. Произошел слом, который накрыл весь мир. Начался перманентный кризис, а в этой ситуации человек стал слабым и начал искать, куда бы ему сбежать и где согреться. Так началась волна ханжества.

Л: Несмотря на сильную витальность и вседозволенность, после прочтения книги Оксаны Забужко «Польові дослідження з українського сексу», была разочарована. Там написано обо всем, но только не про секс.

К: В высокой украинской культуре эта тема разработана весьма скверно. Хотя, если мы посмотрим на Шевченко, праотца нашей культуры, то увидим, что он много писал про секс. Есть версия, что в Катерине он проживал свои собственные травмы.

В образах из народных песен мы тоже можем увидеть огромное количество откровенных сексуальных коннотаций. Особенно на них богата Западная Украина со своими «сороміцькими коломийками».

Л: А на Востоке?

К: Там тоже. Вспомним только «мама-мама я пропала, два не лезет, один – мало». Народный фольклор разнообразен, украинский – особенно. Интересно, что еще во времена Австро-Венгрии все переводилось и сохранялось.

Почему-то в культуре, так называемой, высокой, а не в народной, эта тематика всегда провисала. Такое впечатление, что образ некого украинца первоначально конструировали, его придумывали, а не переживали. Не то что в произведениях Винниченко, которого начали обвинять в порнографии. Хотя если сравнить с тем, что было написано во французской литературе, то это никакая не порнография.

Ты вспомнила Забужко. Действительно, человек не описывает пережитый опыт, также как Леся Украинка и Иван Франко. Они конструировали, нежели писали с натуры.

Л: А кто в Украине пишет про секс? Чтобы было интересно и хотелось читать, а не спать.

К: Таких талантов в мире существует мало, как Генри Миллер или Жорж Батай, например. Анна Ахматова в свое время верно сказала:

Нет ничего скучнее, чем чужой блуд и чужие сны.

На самом деле говорить о сексе интересно, прежде всего самому рассказчику, но крайне сложно.

Слушайте также: