Klein

08.12.2019

Репортаж Александра Юдина с концерта в 32JazzClub

Трио Klein – это Джером Кляйн (Jérôme Klein, фортепиано и клавишные), Пол Беларди (Pol Belardi, вибрафон и синтезатор), Нильс Энгель (Niels Engel, барабаны). Музыканты хорошо и давно знают друг друга как участники не только этого трио, но и ряда других проектов, в которых со сменой лидера, а порой и просто названия, довольно заметно меняется характер музыки и состав инструментов. Страна маленькая: полчаса на машине в одну сторону – и уже во Франции, полчаса в другую – и ты в Германии, так что музыкантов немного, – шутит Пол Беларди, – а кроме того, все они – друзья, а ведь приятно играть с хорошими людьми.

Так, например, эта же тройка составляет своего рода ядро проектов Pol Belardi Force и Pol Belardi’s Urban 5, лидером которых, как видно из названия является Пол Беларди. Последнего вполне можно назвать мультиинструменталистом, поскольку помимо вибрафона он играет также на бас-гитаре, фортепиано и барабанах, с которых и началась его музыкальная карьера. Джером Кляйн в других составах выступает в другой ипостаси, а именно, барабанщика. Видимо, эти перемещения в ансамбле, «пересаживания» с одного инструмента за другой также позволяют разнообразить джазовую сцену Люксембурга, знакомство с которой началось именно с Pol Belardi Force, если не изменяет память, три года назад на Jazz Bez.

Трио Klein, как ясно из названия, авторский проект Джерома Кляйна и исполняет исключительно его оригинальную музыку. Лидер избегает четкого определения стилевого направления своей музыки, пользуясь в «пресс-релизных» описаниях цветовыми и прочими метафорами: «темные тона», «туманные настроения», «контрасты» и т.п. И в самом деле, музыка трио – довольно своеобразный синтез, в котором можно увидеть стремление совместить эффекты атмосферности, джазовую импровизацию и ритмы, свойственные электронной музыке, а также рок-ритмы разных темпов.

Фактически ни одна композиция не обходится без фоновых звуков (хотя бы в виде ровного гудения). Джером Кляйн при игре на акустическом рояле почти всегда как-то окрашивает его звучание, используя электронные преобразователи звука, а на клавишных часто добивается синтетического звучания, к примеру, добавляя опять синтетический голос. (Кстати, на записях иногда звучит живой голос, так что, возможно, это просто компенсация.)

Напротив, Пол Беларди использует естественный тон вибрафона, и, пожалуй, его можно назвать виртуозом. Его импровизации легки и стремительны в быстрых темпах. И вообще именно воздушный и серебристый тон вибрафона придает своеобразие звучанию группы, какой-то оттенок легкой мечтательности к этим «туманным настроениям». Также Беларди играет на небольшой электронной клавиатуре, иногда одновременно с вибрафоном.

Надо признаться, я не поклонник такой музыки, где импровизация – не столько высказывание, самовыражение индивидуальности музыканта, сколько по большей части служит развитию (или размыванию) все того же атмосферного эффекта. Хотя в отдельных композициях совместная импровизация Джерома и Пола, клавишных и вибрафона или же диалогический обмен репликами между ними создают ощущение джазового взаимодействия, иногда не без азарта.

Однако каждый хороший джазовый концерт имеет свой сюжет. В джазе что-то должно происходить не по плану, т.е. не по нотам. Так и случилось в этот раз. В первой композиции второго сета Tallin барбанщик Нильс Энгель вдруг не на шутку разошелся, вложившись в свое соло как бы с отчаянием азартного игрока, который поставил на кон все, что у него было. Это дерзкое настроение передалось сначала Полу Беларди, а затем и Джерому Кляйну. Музыканты доиграли концерт с колоссальным подъемом, на максимуме воодушевления и самоотдачи.

Последний штрих. Одна из композиций была представлена лидером трио как пока не имеющая названия. Может быть, стоит назвать ее «Киев», предположил Джером Кляйн. Композиция по духу, кстати сказать, весьма энергичная. Следующее турне музыкантам предстоит в Индию. После концерта я (в шутку, но всерьез) взял слово с Джерома, что название «Киев» останется за этой композицией.

Текст: Александр Юдин

Фото: Василий Стефурак