Как в офшорных пожарах горит патриотизм

07.11.2017

В политическом дижестиве журналиста Леонида Швеца на ofr.fm о новых офшорных скандалах.

Вы какие офшоры предпочитаете: Кипр, Белиз, Бермуды? Скорее всего, у вас довольно смутное представление вообще о том, что это такое. Ничего обидного в этом нет, офшоры – это еще одна недоступная подавляющему большинству людей сторона жизни не просто богачей, а исключительных богачей, какими нам с вами не стать никогда.

Офшоры – это такие страны или территории, где денюжки почти, а то и вовсе не облагаются налогами, и настоящие владельцы бизнеса спрятаны подальше от любопытных глаз. Регистрация компании в офшорной зоне позволяет, таким образом, выскочить из клетки своей государственной правовой и налоговой системы и, словно находясь под шапкой-невидимкой, насладиться тем, что нажито непосильным трудом.

Офшорное дело по определению тайное, поэтому никто точно не скажет, сколько средств таким образом выводится из национальных экономик. В одном из недавних докладов на эту тему, сделанном при участии Габриэля Цукмана, одного из ведущих специалистов по сверхбогачам и их способам укрытия от налогов, называется сумма в 7,8 триллионов долларов – десятая часть глобального ВВП. Boston Consulting Group предполагает, что больше, около 10 триллионов. А экономист и расследователь Джеймс Генри, автор книги «Кровавые банкиры», поднимает планку до 36 триллионов. Это какие-то заоблачные цифры, сравнивать вообще не с чем. Ну, допустим, если бы у вас был триллион, и вы жили три тысячи лет, то в день можно было бы тратить по миллиону. Хотя и миллион тоже непонятно что такое.

Чем больше денег, тем больше возможностей оплатить работу тех, кто специализируется на том, как прятать богатства от налогов и чужих глаз. Среди таких компаний была панамская Mossack Fonseca. Кто тот человек или те люди, в распоряжении которых оказалась внутренняя документация компании и ее переписка с клиентами, до сих пор не знает никто, но эту информацию скинули журналистам Süddeutsche Zeitung. Те, чтобы не погибнуть под огромным массивом данных, привлекли к анализу коллег из семи десятков стран. Работа шла в большом секрете, и в апреле 2016 года одновременная публикация по всему миру произвела сенсацию.

ofshori-dlja-ukraini-abo-jak-mozhna

Среди клиентов Mossack Fonseca оказались могущественные люди, а какие-то малоприметные вдруг оказались могущественными. В результате разоблачений Исландия и Пакистан лишились глав правительств, президент Аргентины до сих пор под следствием. В России узнали, что виолончелист Сергей Ролдугин, друг Путина, нажил два миллиарда долларов, а в Украине стало известно, как президент Порошенко с помощью панамцев создавал офшорную компанию на Британских Виргинских островах, чтобы «оптимизировать структуру» Roshen.

Новая порция разоблачений, опубликованная 5 ноября 2017 года Süddeutsche Zeitung и ее коллегами, представляет собой документы другой юридической фирмы, помогавшей с офшорными делами – Appleby с Бермудских островов. Поскольку Бермуды место поистине райское, информационный вброс получил название «Райские документы». Звучит издевательски. Потому что в них речь о том, как устраивают свою райскую жизнь те, кому и без того не на что жаловаться.

Из самого громкого можно выделить пока пару дел, американское и британское. Друг Дональда Трампа и нынешний министр торговли Уилбур Росс, как оказалось, имеет финансовые интересы в сотрудничестве с российской компанией, где среди владельцев зять Путина Кирилл Шамалов и близкий Путину бизнесмен Геннадий Тимченко. Причем Тимченко, как известно, находится в санкционном списке США. Росс почему-то скрыл свой русский интерес от конгресса и соответствующих служб при утверждении на должность. Часть личных средств британской королевы Елизаветы II, правда, небольшая, около 13 миллионов долларов, оказалась вложена в офшор. Вроде и не криминал, а подданным обидно, что монаршая особа ищет выгоды на стороне от своего королевства.

REUTERS/Kimimasa Mayama
REUTERS/Kimimasa Mayama

Упоминается в документах Appleby и Петр Порошенко, но в качестве клиента, интересы которого фирма отказалась обслуживать. Mossack Fonseca не отказалась, как нам уже известно из предыдущей утечки. Панамцы вообще были куда менее осторожны и переборчивы, за что поплатились закрытием и арестом ряда сотрудников. Appleby уголовное преследование пока вроде не грозит.

А Петру Порошенко ничего не грозит в принципе. Сейчас одни будут говорить, что он хотел с помощью офшора уйти от платы налогов, в переписке с Бермудами есть на этот счет намеки, другие скажут, уже сказали, что без этого не получался «слепой» траст. Криминала, как и в случае с британской королевой, нет, чего не скажешь о случае с американским министром, совравшим под присягой.

Дело только в одном: логика большого, очень большого бизнеса сильно, очень сильно отличается от логики государственного деятеля. Деньги, как вода, ищут возможность течь по самому выгодному руслу, и тем хуже для государства, которое не смогло такие русла деньгам обеспечить в рамках национальных границ. Крупный капитал космополитичен. И если государственный деятель, действуя как бизнесмен, обеспечивает своим деньгам наилучшее функционирование – «оптимизирует», он чаще всего поступает, как минимум, непатриотично. При этом, конечно, внутри страны непременно, в силу положения, расскажет о святом долге всех платить налоги, а то и призовет делать добровольные пожертвования на дела, с которыми не справляется государство. А как ему справляться? Если бы те триллионы долларов, которые выведены из национальных экономик, работали на эти экономики, многие серьезные социальные проблемы были бы решены.

Есть еще один тонкий момент, который свидетельствует в пользу того, чтобы держать сверхбогатых людей подальше от власти. Вся офшорная деятельность покрыта мраком, а где мрак, там могут твориться самые мутные дела. Это просто красная тряпка для спецслужб. Знание грязных секретов политиков позволяет внешним или внутренним силам оказывать на них нужное влияние. И тут встает уже вопрос не о морали, а о самой что ни на есть национальной безопасности. Владельцы многомиллионных состояний, пытающие удачу в политике, в этом смысле крайне уязвимы.

А еще они уязвимы перед лицом вот таких информационных сливов, которые, похоже, уже становятся обычной и предсказуемой неприятностью, как пожар в деревянных кварталах.

Леонид Швец специально для ofr.fm