Human Things Quartet

12.12.2019

Репортаж Александра Юдина с концерта в 32JazzClub

Польский пианист и клавишник Пётр Вылежол, можно сказать, уже занял свое место в истории польского джаза. Его последний альбом Human Things, записанный с участием американского саксофониста Дайны Стивенс, был выпущен под номером 79 в серии Polish Jazz, которая издается с 1965 года и представляет собой, вероятно, самую авторитетную и обширную антологию польской джазовой музыки. Именно этот проект и привез музыкант со своими партнерами на Jazz Bez. Хотя стоит отметить, что соответствие лишь частичное, поскольку и состав квартета наполовину обновился, и в число композиций, исполненных в «32» (помимо записанных на альбоме) вошли уже новые произведения.

Музыка Human Things в стилевом отношении – это пост-боп, но использование Дайной Стивенсом помимо тенор- и сопрано-саксофонов также EWI (электронный духовой инструмент)  иногда придает ей оттенок фьюжн. В отдельных композициях возникают ритмы, напоминающие Авишаи Коэна (именно им явно навеяна композиция All My Tomorrows) или Пэта Метини. Но также эту музыку можно охарактеризовать как то, что сами музыкант любят называть актуальным джазом, т.е. это музыка, которая находится в поиске, и, в данном случае, поиск касается, прежде всего, возможностей мелодики и аранжировки. Темы, мелодические линии композиций польского пианиста нередко извилисты, подобны лабиринту, и на этом пути непременно случаются смены ритмов, размеров. Пётр Вылежол также любить использовать риффы, но плавающие. Они у него возникают неожиданно и непредсказуемо, и так же неожиданно пропадают -никогда не знаешь, какой из изгибов хитросплетений мелодических линий вдруг размножится в повторении.

Замечательный образец поисков и находок в аранжировке – стандарт Take Five Пола Дезмонда, преображенный до неузнаваемости. Во-первых, он фактически превратился в Take Six, переложенный в размер 6/8 вместо 5/4. Во-вторых, от темы осталась только вступительная фраза, и она из начальной превратилась в заключительную, которая звучит словно разрешение, выход на свет после долгих и напряженных блужданий по лабиринту.

Исполнительская манера Вылежола впитала в себя множество влияний и своеобразно их преломила. У него хэнкоковское, прихотливое чувство ритма: он любит постоянно ломать ритм, смещать ритмический акцент. При этом  язык его импровизаций по гармонической окраске скорее напоминает Чика Корию.

Контрабасист Максимилиан Муха – принимает участие в Jazz Bez уже, как минимум, в третий раз. Если не ошибаюсь, впервые он появился на фестивале несколько лет назад в совместном проекте украинского гитариста, осевшего в Берлине, Игоря Осипова и американского саксофониста Логана Ричардсона. Польский контрабасист обращает на себя внимание своим сильным, выразительным, отчетливо артикулированным саундом, явно ориентированным на одного из ведущих современных контрабасистов Ларри Гренадье.

Американский саксофонист Дайна Стивенс – самое громкое имя в этом проекте – обладатель глубокого сочного саунда на тенор-саксофоне. В его манере можно услышать отголоски манеры как Джона Колтрейна, так и Сонни Роллинса. Он импровизирует с непринужденной виртуозностью. Однако лавры героя вечера в этот раз у него похитил барабанщик Давид Ходек, который продемонстрировал замечательное разнообразие приемов и неукротимый темперамент. Даже в аккомпанементе он чрезвычайно изобретателен. Никогда не удовлетворяясь тем, чтобы просто держать ритм, он разнообразен и постоянно обостряет, усиливает, подчеркивает, так что внимание невольно переключается с солиста на него. Не говоря уже о соло. И отдельный сюжет – дуэт в квартете: постоянное взаимодействие Давида Ходека с лидером Петром Вылежолом, с которым они давние партнеры. Только за тем, как они чувствуют, провоцируют, поддерживают друг друга, можно наблюдать целый вечер, не отрываясь.

Текст: Александр Юдин

Фото: Владимир Осипенко, Василий Стефурак