Харьковский авангард. Акт второй. 1960-1990-е: Вагрич Бахчанян, Харьковская школа фотографии, Олег Митасов

20.12.2017

В Национальном художественном музее проходит большая выставка посвященная феномену харьковского авангарда. “Город Ха. Харьков авангардный: проект-исследование” будет продолжаться до 18 февраля.

25438966_10155103438658144_3134394805720587061_o-2

За два месяца можно не только рассмотреть 25 харьковских художников, но и пообщаться с современными культурными деятелями первой столицы (Сергей Жадан, Олег Дроздов, Павел Маков, Гамлет). Также параллельно выставке в музее будет и кинопрограмма: фильм “Дом” о Госпроме, документальный фильм “Конструктор Василий Ермилов”, “Вагрич и черный квадрат” о концептуалисте Вагриче Бахчаняне, фильм “Проект дождя” о Гамлете, документальный фильм “Дом Слова”.

Выставку мы разделили на три акта. В первом мы писали о харьковском авангарде 1910-1930-х. В это время творил Василий Ермилов, Борис Косарев и Мария Синякова. Сейчас рассказываем о Харьковской школе фотографии, Вагриче Бахчаняне, Олеге Митасове. В следующем материале молодые харьковские художники: Роман Минин, Алина Клейтман, Юлия Голубь и Гамлет Зиньковский.

Вагрич Бахчанян

Харьковский авангард был подвергнут репрессиям, потому что он перестал выполнять политические функции. Власти испугались силы творчества авангарда и он ушел в подполье. Только оттепель конца 1950-х начала 1960-х дала возможность проявиться авангардным традициям. Для Харькова возвращение к авангарду связано с Вагричем Бахчиняном, который дружил с Василием Ермиловым.

Вагрич Бахчанян. Из серии Stalin test. 1985. Печать на бумаге, смешанная техника. Источник: art4.ru
Вагрич Бахчанян. Из серии Stalin test. 1985. Печать на бумаге, смешанная техника. Источник: art4.ru

Именно Бахчанян придумал фразу “Мы рождены, чтобы Кафку сделать былью”, псевдоним Эдуарду Лимонову и творческий метод SOSреализм. Он также был единственным выходцем из постсоветского пространства в нью-йоркской арт-группе Fluxus. Группа продолжала традиции авангарда: слияние музыки, поэзии, движения и символических жестов, которые выражались в хэппенингах, акциях, деколлажах и антитеатре.  

В 1967 году Бахчаняну пришлось уехать в Москву из-за политических преследований, но вскоре, в 1974, он эмигрировал в США. Александр Генис называл его “главным пересмешником Советского Союза, одним из трех столбов русскоговорящей Америки”. Двумя другими столбами были Сергей Довлатов и Иосиф Бродский.

Свой декларативный текст о Харькове, Бахчанян написал в пересылочном пункте в Вене.

Стих "Харьков". Отрывок
Стих «Харьков». Отрывок

Первая персональная выставка Бахчаняна состоялась 1967 году во дворах на ул. Сумской, то есть в центре Харькова. Конечно же, она была несанкционированной. Вторую персональную выставку провели уже после его смерти, в 2016 году на том же месте

Харьковская школа фотографии

Помимо концептуализма период 1960-90-х, ярко представляет Харьковская школа фотографии, которая считалась самой авторитетной в СССР. Все началось с группы «Время», которая образовалась в 1971 году. В нее вошли Борис Михайлов, Олег Малеваный, Александр Супрун, Евгений Павлов, Юрий Рупин, Геннадий Тубалев, Александр Ситниченко. У каждого была своя тематика и форма. Единственное – снимки должны были соответствовать принятой группой «теории удара» – быть авангардными по форме, будоражить общественное мнение.

Борис Михайлов – самое яркое имя которые предоставляет не только Харьков, но и Украину, на международном уровне. Напомним, что в этом году Борис Михайлов представлял Украину на Венецианской биеннале с арт-проектом “Парламент”. Тогда, кандидатура художника, чьи работы хранятся в ведущих музеях современного искусства, вызвала споры. Многие говорили, что Михайлов – это всё таки о постсоветской Украине, а не современной. Да и в своем фотохудожественном стиле соц-фотографии Михайлов работает с 80-х годов.

Борис Михайлов в Украинском павильоне на Венецианской биеннале
Борис Михайлов в Украинском павильоне на Венецианской биеннале

«История болезни» – самый знаменитый проект, принесший художнику, в 1998 году мировое признание. Он испытывает любого зрителя на человечность. На “карточках”, как называет свои фото Михайлов, изображены харьковские бомжы с уродливыми телами и неприличными жестами.

На выставке в НХМУ представлена часть работы “Неоконченная диссертация”, которая входит в 100 лучших книг искусства.

“Чтобы тебя уважали, в кармане должен был быть либо партбилет в кармане, либо защищенная диссертация”, – комментирует на своей кураторской экскурсии Сергей Братков работу Михайлова.

Старший брат художника начал писать диссертацию, а Михайлов решил в свою очередь написать свою. Искусствовед Татьяна Павлова называет эту книгу “теоретическим документом, в рассеянной текстуальности которого заключен манифест харьковского андеграунда”.

Книга очень экзистенциальная. Размышления об искусстве, методах и теориях прерываются мыслями обывательскими, но в то же время наполнеными чуть ли не сартровской тревогой.

Еще одни представители харьковской школы фотографии: Евгений Павлов и Владимир Шапошников. Творческий путь Евгения Павлова начался с работы слесаря. Да, мы не ошиблись. Изначально его отправили слесарем на завод кондиционеров, где его брат работал фотографом. Вскоре, Павлов тоже стал “заводским фотографом”. Дальше – фотоклуб, объединение “Время”и свой творческий метод.  

Раньше фотографы ездили по селам и давали старым фотографиям, которые рассыпались или блекли, новую жизнь. Их могли подкрасить красками. Харьковские художники занялись этим на творческом уровне.

“…Есть желание понять, где заканчивается фотография и где начинается уже нечто другое. Эти проблемы мы исследовали потом с художником Владимиром Шапошниковым, когда в 1996 году делали первый совместный проект «Общее поле». У нас просто стояла задача – испытать максимальное количество возможностей, которое дает сотрудничество живописца и фотографа: с моей стороны – изменение изображения, монтаж и разнообразные покраски, с его – тоже покраски, но в другом качестве – масло и графика. Работа переходила от меня к нему, а от него ко мне и обратно, до тех пор, пока мы не говорили «хватит». И так экспериментировали, вплоть до того, что брали его живопись, я снимал и печатал черно-белое изображение, а он его заново красил…”, — рассказывает в своем интервью ArtUkraine Евгений Павлов.

Две работы из серии “Общее поле” (1996) представлены во втором зале выставки рядом с работой другого харьковского художника Романа Пятковки.

Роман Пятковка ассоциируется, прежде всего с эротической фотографией. Уже в 1978 году, задолго до политики перестройки, Пятковка создал свою первую серию эротических снимков “Внутреннее беспокойство”.

Проект “Советское фото” (2012), который представлен на выставке по словам самого автора рассказывает о визуальном голоде на эротическое изображение. На изображения безымянных рабочих, счастливых колхозниц и колхозников и даже космонавтов художник наложил снимки обнаженных людей своего авторства.  

Работа из серии "Советское фото" Романа Пятковки
Работа из серии «Советское фото» Романа Пятковки

“Тело – это всего лишь средство, способ, с помощью которого можно рассказывать любые истории: о войне, об эволюции, о философии”, – говорит художник в своем интервью.

Его снимки в пейзажах советских квартир имеют еще большую интимность. В те года свободным можно было быть только у себя дома, как и делать первые эротические фотографии.

Олег Митасов, как человек слова, очень важен для людей искусства. Он потерял рассудок, но был ученым. По его же легенде это случилось тогда, когда он забыл в транспорте свою научную диссертацию. После этого он начал писать: на всех мебелях, на стенах, на улицах. Этих росписей было действительно много, но сейчас они не сохранены. Его творчество можно увидеть только благодаря фотографиями Сергея Браткова и Павла Макова. Митасов был неким “голосом улиц”, и традиция надписей на улицах переходит к Гамлету Зиньковскому, который расписывает город сейчас.

Олег Митасов. Харьков, ул. Искусств, 18 (переулок Краснознамённый, 18)
Олег Митасов. Харьков, ул. Искусств, 18 (переулок Краснознамённый, 18)

«Искусство художников, которое «ощущалось в начале 90-х как поворотный этап в харьковском искусстве, и находилось на переломе между традиционным искусством и искусством авангардным, или неоавангардным, сегодня уже не воспринимается так остро. Однако благодаря тому, что они сохраняют в своем искусстве высокий уровень профессионализма, для которого характерным является определенное отношение к картинной форме, именно в соприкосновении с творчеством художников мы каждый раз чувствуем опыт переживания авангарда как нечто новое и актуальное», – отмечает в своих исследованиях искусствовед Олег Коваль.

Традиции чего-то нового, острого и яркого сохранились и в работах современных художников. Многие состоят в дружеских или учительських отношениях с теми художниками, которые начинали свой творческий путь еще в прошлом столетии. Например, Алина Клейтман и Юлия Голубь учились на курсе Сергея Браткова в Московской академии Родченка. А арт-группа “Шило” создали свою диссертацию, но уже “оконченную”, где говорят о “мифе харьковской школы фотографии”.

В нашем следующем материале рассказываем о молодых художниках: Романе Минине, Гамлете, Алине Клейтман, Иване Светличном и Юлие Голубь.

Слушайте также подкасты программы «С Карасем не обо всем»

Читайте также: Харьковский авангард. Акт третий

Оксана Семеник