Hans Ludemann & Trio Ivoire

06.12.2019

Репортаж Александра Юдина с концерта в 32JazzClub

Название Trio Ivoire объясняется просто. Родина одного из участников Али Кейта (Aly Keita) – Кот д’Ивуар.

Впрочем, оно вполне могло бы называться трио Ханса Людеманна, так как его лидер и автор идеи немецкий пианист Hans Lüdemann. Конечно, если бы среди его проектов не было еще двух трио, точнее, одного постоянно действующего классического фортепианного трио ROOMS и экспериментального проекта (также классического фортепианного трио) с названием «Искусство трио».

Ханс Людеманн – музыкант с высокой репутацией. Немецкие издания награждают его такими характеристиками, как «один из лучших пианистов Германии», «самый своеобразный и самый выразительный пианист Германии», и, по-видимому, заслуженно.

Вообще, знакомясь с музыкантом на фестивальной сцене, зритель не всегда задумывается о том, что видит и слышит исполнителя только в одной из его творческих ипостасей, а значительная часть его творческой активности, увы, остается вне поля зрения, подобно подводной части айсберга. Это особенно верно в случае Ханса Людеманна – музыканта масштабного творческого диапазона. Помимо трех уже названых, он лидер еще многих и, что примечательно, весьма различных долгоиграющих проектов: от сольных концертов для фортепиано (он записал три таких альбома сольных импровизаций) до биг-бенда.

На его счету 24 альбома, записанных в качестве лидера, и еще участие в нескольких десятках альбомов других музыкантов. Ну, и последний штрих к его репутации – это сотрудничество с выдающимися музыкантами и даже легендами джаза. Здесь достаточно назвать участие в трио с Яном Гарбареком и Эберхардом Вебером, а также партнерство с американским пианистом Полом Блейем (сохраненное для истории в виде альбома – фортепианный дуэт) и саксофонистом Ли Коницем (хотя, конечно, список музыкантов с мировыми именами, партнеров Людеманна, во много раз длиннее).

Тем не менее при таком обилии разнообразных проектов Trio Ivoire в творческих воплощениях Ханса Людеманна, кажется, занимает особое место, хотя бы уже по продолжительности своего существования. В 1999 году немецкий пианист выступал в Африке, в Мали, где и услышал Али Кейта, виртуоза игры на балафоне (также он играет на калимбе). Тогда-то и родилась счастливая мысль о совместном проекте. И выступление на Jazz Bez совпало или почти совпало с юбилеем трио, которому как раз в декабре  исполняется 20 лет.

Результатом 20-летнего сотрудничества стал ансамбль со своеобразным звучанием, легко узнаваемым с нескольких тактов, а это большая редкость (и, стоит отметить, предмет стремлений большинства музыкантов). Своеобразие заключается, с одной стороны, в сочетании фортепиано с балафоном, т.е. инструментом этническим, в звучании которого почти физически ощутимо открытое пространство, знойный воздух и аура народного праздника. С другой стороны, исполнительская манера Ханса Людеманна явно восходит к манере выдающегося пианиста Кита Джарретта.  Те же сочные гармонии, пропитанные колоритом госпел и блюза, то же ощущение градации, медленно и неторопливо развивающейся импровизации с постепенным нарастания силы звучания, энергии и динамической мощи, которое доходит до транса.

Еще одна фишка музыки Trio Ivoire (также подсказанная Джарреттом) – риффы, т.е. повторяющиеся музыкальные фразы, как правило, с выразительным ритмическим рисунком и, как правило, проходящие сквозь всю композицию. Часто она начинается с басового остинато, на фоне которого рождается и развивается тема. Эта фраза затем блуждает по октавам, иногда исполняется в унисон всеми музыкантами, или переходит от исполнителя к исполнителю, от Ханса Людеманна к Али Кейта (и обратно), которые по очереди импровизируют и по очереди поддерживают неугасающий зуммер риффа.

Причем иногда очередь импровизации переходит по нескольку раз, а поскольку композиции (создаваемые лидером или всеми участниками трио сообща) обычно имеют бодрый и даже танцевальный характер, воображение рисует словно бы атмосферу народного праздника, где музыканты снова и снова начинают сначала, давая возможность зайти в круг новым танцорам.

Дело, конечно, не в копировании. Просто пианистическая манера Джарретта своей мощью очаровывает многих музыкантов, заставляя невольно ей подражать. Открытая Джарреттом эстетика – это исполнение как бы и не музыки в смысле определенной композиции, а некоего медитативного состояния высокой интенсивности.

Ханс Людеманн тоже находится под обаянием Джарретта, в чем он сам  признается. Но в других проектах он играет по-другому. Здесь же немецкий музыкант открыл возможность творческого развития этого стиля – прежде всего благодаря счастливо найденному сочетанию инструментов, которое позволяет двигаться в разных направлениях.

Поиск – естественное состояние для джазового музыканта, а Ханс Людеманн –любитель поэкспериментировать. Например, в композиии Virtual Piano он благодаря электронным клавишным использует и включает в мелодию недоступные для фортепиано ноты, интервалы в четверть тона, т.е., грубо говоря, ноты находящиеся между нотами клавиш фортепиано. В некоторых композициях риффы, на которых они строятся, окрашены выразительным восточным колоритом.

Одно из самых сильных впечатлений от концерта – композиция Сrum, которое представляет собой сложное сочетание элементов и частей весьма различного происхождения: начало – в духе патетической классики, соло на фортепиано, напоминающего фортепианный концерт Чайковского или Брамса, или нечто в этом роде. Затем «включается» рифф, который ритмически, в данном случае, намекает на Blue Rondo à la Turk Дейва Брубека. Затем ритм меняется, переходит в танцевальный, а в финале барабанщик Кристиан Томе «включает» упругий рок-ритм. И, кстати сказать, в живом исполнении эта композиция (с альбома Timbuktu) производит гораздо более сильное впечатление, чем в записи.

Что касается барабанщика Кристиана Томе, то это самый скромный участник трио, который в основном работает на партнеров. На его счету за концерт только два соло: одно на риффе и одно, так сказать, чистое. Однако это очень мощный исполнитель с замечательной техникой, который и в самом бурном соло умудряется акцентировать ритмический рисунок риффа. Ханс Людеманн экпериментирует также с составом инструментов. Так, последний альбом трио «Desert Puls», записан с участием исполнителей на трубе и коре (африканского инструмента, по звучанию похожего на арфу или лютню). А в следующем году выходит новый, пятый по счету альбом Trio Ivoire (уже записанный), в котором к инструментальному трио добавляется трио вокалистов. Альбом будет называть «Enchanted Woods». Будем надеяться, что отечественным любителям джаза также вживую удастся ощутить очарование этого леса.

Текст: Александр Юдин

Фото: Андрей Олифиренко, Сергей Бриленко