Гудок культуры зовет на заводы, или джентрификация в Украине

На сайте OFR новая рубрика, разбираемся в терминах и явлениях современной культуры. Сегодня рассказываем, что такое джентрификация и приводим успешные примеры: Brave!Factory, «Closer», «Изоляция», «ТЮ».

На территории столичного завода «Метробуд» 23 и 24 августа пройдет фестиваль электронной музыки и смелой культуры Brave!Factory. Более 50 исполнителей, 5 уникальных сцен, динамичные светоконструкции, скульптуры, инсталляции, муралы: все это на рабочем, но по сути простаивающем промышленном объекте. Brave!Factory — один из примеров джентрификации в Украине, которых с каждым годом становится больше.

Джентрификация — это реконструкция, обновление и “окультуривание” зданий в покинутых, бедных и криминогенных районах города.

 

Вот, как это сделано в мире.

Нью-Йоркский Бушвик. Долгое время он был унылой промзоной, теперь это сплошной музей граффити.
Нью-Йоркский Бушвик. Долгое время он был унылой промзоной, теперь это сплошной музей граффити.
Кройцберг (Берлин) всегда был турецким районом, но своему нынешнему облику в большей степени он обязан тому, что в конце 60-х сюда массово стала переезжать творческая молодежь, студенты, панки, сторонники неформального образа жизни.
Кройцберг (Берлин) всегда был турецким районом, но своему нынешнему облику в большей степени он обязан тому, что в конце 60-х сюда массово стала переезжать творческая молодежь, студенты, панки, сторонники неформального образа жизни.
Пражская Nova Perla — “новый город для всех, кто создает”, креативное сообщество, объединившееся вокруг бывшего бумажного завода.
Пражская Nova Perla — “новый город для всех, кто создает”, креативное сообщество, объединившееся вокруг бывшего бумажного завода.
Джентрификация — в классическом понимании — комплексное изменение городской среды. В этот процесс включаются не только люди творческие и предприниматели, но и государство. В результате чего преображаются целые районы. А есть ли джентрификация в Украине? Комментирует ситуацию искусствовед Ксения Ульянова:

Джентрификация в Украине бесспорно есть, Подол – яркий тому пример. Из промышленного района за последние годы он превратился в место, которое все больше претендует на звание киевского Далстона или Сохо. Ревитализация в Украине существует скорее на уровне инициатив общественных, нежели на государственном уровне. Но часто именно с удачно ревитализованых объектов начинается джентрификация целых районов. На примере Киева сегодня можно утверждать, что массивы заброшенных заводов и фабрик, доставшихся нам в наследство от советского периода, скорее превратятся в новые жилые комплексы, чем будут адаптированы под музеи, выставочные и общественные пространства. Все известные нам джентрификованые объекты — это инициативы частных лиц. Самой большой проблемой здесь является момент с правом собственности. Практически каждая промышленная зона имеет хозяина, который чаще всего действует таким образом, что здание приходят в упадок и их выгоднее продать под снос, чем вложиться в переоборудование. Что интересно, нет ни одного реестра всех не функционирующих промзон их реального состояния и их владельцев. Возможно именно создание такого реестра может повлиять на дальнейшие развитие подобных практик.

Подробнее о том, как украинцы переоснащали заводы и фабрики, мы спросили у кураторов «Closer», «Изоляция», «ТЮ».

Ольга Бекенштейн, куратор джазовой и образовательной программ арт-центра Closer

Closer, Киев
Closer

Почему Closer разместился именно на территории заброшенной фабрики?

Лентоткацкая фабрика — не заброшенное предприятие, просто не функционирующее по своему целевому предназначению. Мы не отталкивались от желания что-то сделать с этой фабрикой, мы искали помещение для реализации идеи с арт-центром. А использование бывших промышленных предприятий под это — известная мировая практика. Причин тому много: размеры помещений, стоимость арендной платы, и одно из основных — удаленность от жилых массивов, что позволяет проводить ночные мероприятия с громкой музыкой. В этом плане Клоузеру очень повезло с Лентоткацкой, так как она находится относительно в центре города и хочется верить, что неудобства для окружающих жилых домов мы причиняем минимальные.

Легко ли в Украине «обживать» устаревшие объекты? С какими трудностями вы столкнулись при поиске локации для Brave!Factory и «освоении» завода «Метробуд»?

Завод "Метробуд"
Завод «Метробуд»

Затрудняюсь назвать какие-то особые трудности, есть определенные наши запросы, по которым мы искали локацию: подходящий размер, наличие крытых павильонов и открытых площадей, удаленность от жилых массивов. Мне кажется, что «обживать» именно такое пространство, в котором есть жизнь до и без нас, своя история, куда проще, чем пространство совершенно пустое и чистое. Завод сам нам подсказывает, где какую сцену разместить и какие его объекты использовать в инсталляциях.

Что для вас означает джентрификация городских пространств и каким вы видите будущее этого явления в Украине?

Джентрификация — не философский термин, чтобы для каждого он означал что-то свое. Это конкретное понятие, относящееся к модернизации городов. И на сколько я понимаю, особенность этого процесса заключается еще и в том, что им руководит городская администрация. У меня есть большие сомнения по поводу такой городской программы в Киеве, по крайней мере в ближайшее время.

Алеся Болот, хаб-менеджер IZONE, Александр Виноградов, менеджер по коммуникациям фонда “Изоляция»

IZOLYATSIA
IZOLYATSIA

Почему была выбрана именно эта локация, с какими проблемами вы столкнулись в процессе ее освоения и вообще переезда из Донецка?

Выбор локации для нас был очевиден — мы влюблены в индустриальный пейзаж и имеем опыт работы с промышленными пространствами, поэтому сразу начали поиск с осмотра промышленных площадок Киева. Нам нравился Подол, а расположение здания у воды (залив Днепра) и близость к метро сыграли решающую роль в принятии решения.

Главная сложность с которой мы столкнулись после переезда — это отсутствие ресурсов в необходимом объёме, так как в Донецке осталось всё: от инструментов и оборудования до библиотеки и большей части коллекции фонда “Изоляция”.

Как вы используете особенности индустриального объекта для осуществления своих творческих целей? То есть, влияет ли на теперешнюю жизнь izone прошлое используемого пространства?

Промышленный бэкграунд — это и эстетика, и этика. В советское время завод означал для рабочих гораздо большее, чем просто место труда. Вокруг заводов нередко организовывалась целая культурная инфраструктура: кружки самодеятельности, оркестры, театры, дома культуры и т.д. То есть заводы формировали сообщества людей — такие вот советские комьюнити. С закрытием заводов после развала СССР не просто остановилось производство — разрушились многолетние связи между людьми. Сегодня, создавая IZONE, а до того вдохнув новую жизнь в завод изоляционных материалов в Донецке, мы хотим, чтобы заводы и фабрики снова становились очагами культуры и центрами сообществ — только теперь вместо промышленности движущей силой должны стать креативные индустрии и современное искусство.

Что для вас означает джентрификация нефункциональных городских пространств и каким вы видите будущее этого явления в Украине?

Хотя в Украине джентрификация до сих пор остаётся намного менее распространённым явлением, чем на западе, понятно, что этот процесс неизбежен, и в будущем мы увидим превращение многих заброшенных территорий в элитные районы города, подобно тому, как это произошло с Воздвиженкой и вскоре произойдёт с Рыбальским полуостровом. Но это естественный процесс, происходящий повсюду в мире: сперва на заброшенные территории приходят художники, творческие личности и малый бизнес, делающие такие районы привлекательными, а потом туда заходят крупные инвесторы.

Джентрификация, увы, неизбежна, но и она может быть разной. Для нас важно, чтобы в процессе весь промышленный Подол не превратился в одно большое элитное ЖК с гигантскими торговыми центрами, парковками и развязками. Мы хотели бы создать вокруг IZONE креативный квартал, где были бы и открытые публичные пространства, и доступное жильё, и помещения с низкой арендной платой для начинающих художников, и инкубаторы для креативных стартапов, а главное — свободный выход к воде; такой проект был представлен на нашей выставке Living by Industry.

Платформа ТЮ
Платформа ТЮ

Подобные идеи “выстреливают” не только в Киеве: с прошлого года Мариуполь может гордиться собственной Платформой с поистине народным названием “ТЮ”. Ее открыла Диана Берг при поддержке общественной организации “Развитие Приазовья”. Теперь в столетнем здании делают “сумасшедшие, интересные и неоднозначные социокультурные мероприятия”.

Диана Берг, основательница Платформы “ТЮ”

Как возникла идея создания арт-пространства?

Идея создания платформы «ТЮ» пришла с пониманием, насколько мало существует в Мариуполе общественных пространств. Среди основателей “ТЮ” в том числе дончане, переехавшие из родного города после начала войны, для которых ощущение вакуума после насыщенной культурной жизни Донецка было очень острым. В индустриальном постсоветском городе за 15 км от фронта мы не только заявили, что развитие культуры здесь актуальнее, чем когда-либо, но и делаем уверенные шаги по изменению культурной парадигмы. Важно, что все события для публики бесплатны — все наши гости соглашаются выступать у нас без гонорара. Кроме того, мы проводим свои перформансы, акции, арт-пикники и вечеринки.

Почему была выбрана именно эта локация, с какими проблемами вы столкнулись в процессе ее освоения?

Сначала мы искали помещение в коммунальной собственности, чтобы взять его в аренду у города. Ключевым для нас было расположение в исторической части города и возможность оживить неиспользуемое помещение. Вскоре мы нашли идеальное место — с виду ангар 200 кв.м. с 6-метровыми потолками, которое уже несколько лет безуспешно сдавалось в аренду. Это оказался бывший спортзал, в советское время переделанный из молитвенного дома. За год мы изменили его до неузнаваемости, сделав в основном зале полную реновацию, построив внутри антресольный этаж, переделав пол и потолок, обновили фасад и сейчас занимаемся ремонтом подвальных помещений.

Что для вас означает джентрификация нефункциональных городских пространств и каким вы видите будущее этого явления в Украине?

В Мариуполе количество нефункциональных пространств огромно, от пустырей в центре города и в прибрежной зоне до заброшенных исторических зданий в непонятной собственности. Сделать что-то на городском уровне довольно сложно, хотя есть и удачный опыт, типа реновации старой водонапорной башни. ТЮ сама по себе — неплохая иллюстрация удачной джентрификации: за год на тихой сонной улице возле нашей платформы стало сложно припарковаться. Насыщение заброшенных пространств жизнью — логичный путь урбанистического развития, и это актуально как для больших городов, так и для провинции.

Brave Factory Festival
Brave Factory Festival
Изучив вопрос мы можем сказать: на данный момент в Украине проходит только лишь первый этап джентрификации, инициаторы которого творческие и креативные люди. Государство пока не включается в этот процесс, поэтому все инициативы частные и не систематичные. Вполне возможно, за первым этапом прийдет второй и мы увидим полноценную джентрификацию целых районов городов в Украине. А пока готовимся к ближайшему событию – Brave Factory Festival, организаторы которого уже переосмыслили индустриальную площадку и проведут там фестиваль 23 и 24 августа. Подробнее о том, как это будет, слушайте в подкасте спецвыпуска «С Карасем не обо всем».

Комментарии подготовила: Динара Халилова