Готфрикгейт: хроника событий

14.12.2017

Скандал вокруг номинации ведущей OFR Лизы Готфрик на питерскую литературную Премию памяти поэта Григорьева зашел настолько далеко, что распутать его и понять, на чьей же стороне правда, стало практически невозможно. Чтобы не гадать, мы решили рассказать историю с самого начала и из первых уст. Сама Лиза называет воспламенившийся скандал готфрикгейтом. Очевидно, что вся эта история неожиданно обнажила социальные болевые точки всех сторон конфликта. Тут и необдуманные обвинения урапатриотов, и вся мощь российской пропаганды, и комплекс неполноценности литературных кругов псевдомолодых псевдореспублик. И все кричат о своем, требуют справедливости и возмездия. Мы же предлагаем выдохнуть и спокойно во всем разобраться.

ГОТФРИК

Премия памяти поэта Григорьева всегда имела панк славу, поэтому когда меня номинировала издатель Полина Лаврова я согласилась принять участие.

Несмотря на то, что премия российская, мне показалось, что будет мило там панкануть самой, я ведь в этом деле профи.

1 декабря был оглашен список финалистов Георгиевской премии, в нем оказалась моя подборка. По иронии, в этот день я уезжала на учебу в Винницкий мед, где прохожу курс по пропедевтике психиатрии. Так что начало зарубы у меня проходило под лекции об эндогенных психических заболеваниях.

Уже к 2 декабря начался первый активный раунд готфрикгейта. Для начала на меня набросились украинские патриоты, которые начали упрекать меня в зраде и запроданстве. Некоторые потраченые гражданки писали, что им предлагают из РФ миллионы, а они отказываются. Такая реакция была достаточно ожидаема, поэтому я не обратила на нее особого внимания, только забанила самых плавленных. Но тут оказалось, что на меня уже идет активная атака со стороны российских фанатов молодых республик. Окололитературная женщина с говорящей фамилией Курчатова зашлась в праведном гневе почему в пятерку не вошли поэты из ДНР, а вошла я, которая по остроумному замечанию товарища Курчатовой занималась в АТО «жертвенной проституцией».

Кроме оскорблений в мой адрес заведенная гражданочка еще устроила партийное собрание на тему тех членов жюри, которые высказались в мою поддержку. Это было похоже на обычный донос.

Стоит сказать, что на АТО я действительно была, но занятия мои там были намного прозаичней чем предполагало возмущенное сознание сторонницы молодых республик — в 2015 — 2016 году я была тренером по оказанию первой психологической помощи и работала на выездах в зону ведения боевых действий как психолог. Свою позицию я ни раз озвучивала  — если можно помочь и снизить риск возникновения ПТСР, то надо помогать. Поэтому когда в результате кудахканья Курчатовой, на который слетелся комсомольский отряд во главе с Прилепиным. Сам глава оргкомитета позволил себе реплику на тему «занятием военным сафари». Понятно, что эмоции начали возникать и у меня. Злость это нормальная реакция на попытку обесценивания и пренебрежительного отношения к тому, что для тебя важно и значимо.

Screen Shot 2017-12-14 at 2.50.15 PM

Прогуляв в воскресенье лекцию по органическим психическим расстройствам я прочла часть начавшегося срача и, скажем прямо, очень сильно удивилась. Доносы и кляузничество сочеталось со старческим сюсюканьем и елейностью. Дискурс носил характер демонстрации особо тяжелых случаев на кафедре психиатрии, причем случаев именно органического спектра. Мое очень сильное удивление от происходящего отразилось в ряде постов на тему различий Украины и России. Заруба начала набирать обороты, цитируя мою старую песню «Плохая музыка» — «в ход шли пистолеты, в ход шли самострелы, в  ход шли биты, колящие, режущие, кастеты».

В понедельник я вернулась в Киев. Сделав утром пост в котором я подтвердила свою готовность ехать в Питер и прочитать там в батле кровавую балладу о Гале Яровой, которую я написала 7 лет назад, в 2011 году, задолго до всех движей с республикостроением. Ну и включив Настасью Ф. добавила, что деньги  — бумага, при случае могу их бросить в камин. Люблю цитаты из классики и пошлость, если пошлость веселая. После у меня было несколько крайне интенсивных дней — съемки, встречи, консультации, заполнение документации на клиентов. Кроме этого я начала готовится к выступлению, а это каждый день по несколько часов занятий с моими педагогами. Люблю, когда выступление очень хорошо подготовлено, такой я человек.

Готфрикгейт долетал до меня переодическими проклятиями в личку и на странице, но мало ли больных. Но в среду произошел новый этап зарубы — канал Россия 24 с восьмиминутным сюжетом о том, что на питерсую премию едет бандеровка и фу фу. Левенталь с коментарием «говорит гадости, но арестовывать не за что» навел на мысль, что если на Левенталя поднажать, то он найдет все же за что. Честно, на этом месте даже при всей моей зависимости от адреналина и то уже стало стремно. Знакомые знакомых начали узнавать, есть ли я в стоп листе на въезд и рекомендовали нанять охрану.

Дальше началось месилово, вслед за Россия 24 выходит статья в Московском комсомольце, причем судя по внимательному фактажу автор уже не первый год одной рукой скролит мои дневники, а другой рукой осуждает за все, что я пишу. Понятно, что мой вопрос включили в темник и разнарядку.

Переписка с оргкомитетом в лице Левенталя шла вяло, билет мне все не покупали. Так как кроме билета выступление и поездка предполагает неожиданные расходы, те же уроки и репетиции с преподавателями я начала тревожится, что сама это все не тяну и неплохо бы получить читательские взносы. Мне кажется, что это нормальное желание — хорошо выглядеть перед зрителями и быть подготовленной. Кроме того, оргкомитет ни слова не говорил о моей безопасности, я подумала, что этот вопрос стоит тоже иметь ввиду. Пост о читательских взносах провисел в открытом доступе всего часа три. Получив 100 гривен взносов я поняла, что это дохлый номер и лучше рассчитывать на себя.

Билет все не появлялся, зато появлялось все больше публикаций, в которых премия уже стала московской, а меня называли почему-то Готфрид и почему-то по мужу.

В пятницу я провела программу Секспросвита. У меня была отличная собеседница, психоаналитик Наталья Пилгук. Мы поговорили о том, насколько перспективно оживление неоживленного. Воодушевленная беседой я спустилась в бар 32, где попросила бармена Юру сделать мне коктейль. Просматривая ленту я увидела сначала сборник своих баллад на странице Григорьевки, а потом и решение о том, что я с позором снимаюсь с финала так как собирала деньги на поездку. В комментариях к этому событию товарищ Левенталь назвал меня «наперсточницей» и дал официальный ответ оргкомитета о том, что «нам говорят, что мы зассали, а мы не зассали». Хорошо, давайте все поверим в это.

Дальше разгорелся следущий раунд готфрикгейта вникать в который у меня уже не было сил. Внезапно возникций в комментах к готфрикгейту организатор премии, сын поэта Анатолий Григорьев сам осудил меня и пожурил за аморальность. На этом месте я уже не выдержала, закрыла фейсбук и села приводить в порядок документацию на клиентов.

Хорошо все же получилось — и хайп, и все себя показали, и не пришлось ехать в промерзлый Питер, и вообще, все к лучшему. Кроме того, это хорошая строчка в биографии — изгнана из панк премии за плохое поведение.

Обнимаю, ваша вся Готфрик.

Смотрите выступление и обращение Лизы Готфрик на нашем YouTube канале.

Также мы собрали мнения с Facebook

ласьков