Андрей Макаревич про джаз

30.11.2017

Фундатор Old Fashioned Radio, 32JazzClub, организатор международного фестиваля JazzBez Виктор Савкив взял эксклюзивное интервью у лидера рок-группы «Машина времени».

1

В: Когда джаз появился в жизни Андрея Макаревича?

А: Как музыкальное явление очень рано. Отец любил эту музыку и сам замечательно играл на пианино, не зная ни одной ноты.

В: Ваш отец – архитектор.

А: Да, он учился играть на слух и делал это прекрасно. Очень любил Гленна Миллера и, счастье, он часто выезжал в командировки и привозил джазовые пластинки, которые у нас в доме играли постоянно. Играл или джаз, или Рахманинова.

В: Но Андрей все-таки слушал другую музыку.

А: Я долго слушал то, что отец. Потом, в классе восьмом, появились The Beatles и все это «смели» с дороги. Потом джаз постепенно вернулся, но мне не приходило в голову, что я смогу его когда-либо играть. Я понимал, что это не совсем то же самое, что блюз и рок-н-ролл. Так что я был в положении собаки, которая все понимает, но сказать не может. Пока лет 15 назад не написалась пара песен в голове, которые требовали именно джазовой аранжировки, не «машинской» или  бардовской.

В: Ваш «Оркестр креольского танго» исполняет джаз.  

А: Да, это так и вышло, потому что ровно в тот момент, когда я понял, что хочу попробовать себя в этой музыке, я встретил пианиста Женю Борца, барабанщика Сережу Остроумова, контрабасиста Сергея Хутаса. Я им предложил попробовать сыграть мою балладу. На следующий день мы встретились, они заиграли и у меня пошли мурашки по спине. Я понял, что мне это невероятно нравится.

У нас была целая пластинка из «машинских» песен, которые мы аранжировали в свинге. Но здесь я почувствовал, насколько расширился диапазон того, что я могу делать. Это было страшно интересно.

В: И получилось?

А: Если бы не получилось, мы бы на другую тему разговаривали.

В: Мы бы все равно говорили бы на эту тему, потому что джаз – это такая музыка… Да все – джаз.

А: Я страшно рад, что своим этим желанием опередил несколько событий, а может и приблизил их. Когда 15 лет назад мы начали играть с «Оркестром креольского танго», многие крутили у виска.

В: Но точно не все.

А: Не все. А сегодня я вижу, что интерес к этой музыке вырос невероятно. В джазовых клубах людей стало намного больше.

В: Как вы думаете почему?

А: Потому что все идет волнами. Сейчас уходит интерес к рок-музыке, безусловно, потому что прошла эта синусоида. Она съела саму себя. Любой жанр рано или поздно использует все краски, которые имеет и начинает повторяться. Перестает быть интересным. Из-за этого уходит магия. В этот момент вспоминают что-то забытое и это оказывается интереснее чем то, что стало сегодняшним. Возвращается на новый качественный виток, это начинают играть молодые люди. Они уже это делают как-то по своему.

В: Какой джаз вам ближе?

А: Я люблю все-таки джаз традиционный.

В: А что такое традиционный джаз?

А: Это была золотая эпоха 30-50 годов, когда в моде были красивые мелодии, прекрасные аранжировки, мастерская игра и очень хорошие голоса. Все, от чего потом рок-н-ролл отказался, поэтому стал доступным.

В: У вас вышло две пластинки «Идиш-джаз». Расскажите об этих работах.  

А: У меня есть товарищ — большой мастер раскапывать всякие редкие записи. Он однажды сказал: «Слушай, такое количество американского джаза было написано еврейскими иммигрантами». Удивительно, мы какие-то песни знаем и помним, а какие-то совершенно забыты. Решили это исследовать и записать альбом. Оказалось страшно интересно, иногда в песнях было много забавной смеси английского и идиша. Альбом получился очень разнообразный и с большим успехом был принят публикой. Захотелось записать вторую пластинку. Потом я решил остановиться, иначе можно было писать и третью, и четвертую.

В: Должен сказать, что о диске «Идиш-джаз» мне напомнил Алексей Коган.

Еще один очень актуальный вопрос. У нас существует пространство, где играет джаз – это студия Old Fashioned Radio. В пятницу мы открываем джаз клуб польско-украинским фестивалем JazzBez, который принимает много городов Украины в том числе и Киев.

А: Как я не вовремя уезжаю.  

В: Хотели бы вас когда-нибудь видеть в нашем клубе. У вас тоже есть свой джаз клуб в Москве.

А: Да, он называет JAM Club. Находится на улице Сретенка, дом 11, в старинном подвале 17-го века.

В: Украинской аудитории напоминаем, что на улице Воздвиженской 32 в столице есть такой же джаз клуб, только в два раза меньше. У нас один зал где-то на 70 человек.

А: Точно такой же как два моих. Кайф в том, что можно играть даже без электричества, я это особенно люблю.