Джаз-рок: первые шаги жанра фьюжн

01.03.2019

Продолжаем исследование на тему фьюжн-музыки, теперь уже в хронологическом порядке развития этого жанра. В этой статье мы узнаем, почему первопроходцев фьюжна называли раскольниками в мире джаза, а также пройдёмся по знаковым фигурам и альбомам новой страницы в истории джазовой традиции.

Читайте пред: Устали от «традиционного» джаза? Знакомьтесь: джаз-фьюжн!

Сам термин «фьюжн» (англ. сплав) появился уже после фактического появления этого течения. Впервые в одном котле джаз замесили с роком. Настоящую революцию совершил, как это тогда не казалось всем странным, Майлс Дейвис.

Miles Davis

Прославленный в «акустических» течениях джаза и уже заработавший себе титул одного из лучших трубачей своего времени, музыкант внезапно для своих поклонников обратил внимание на зародившуюся тогда рок-культуру. Дейвис связал динамичную рок-ритмику и фразировки с джазовой импровизацией, используя электронные инструменты, за что получил в свой адрес массу критики от джазовых пуристов. Получился парадокс: джаз по своей природе – один большой музыкальный эксперимент, но поклонники показали себя консервативными занудами, обвинив джаз-рокеров в попытке коммерциализировать жанр добавлением в него модных в ту пору у хиппующей молодёжи электрических инструментов. Хотя до сих пор неясно, что коммерческого можно было услышать в весьма своеобразном авангарде.

Судите сами. Летом 69-го вышел альбом In a Silent Way, состоящий из 6 произведений в форме сюит.

За ним последовала ещё более смелая работа – двойной альбом Bitches Brew.

Что примечательно, в записи эти двух альбомов принимали участие музыканты, впоследствии ставшие законодателями новорождённого жанра. Барабанщика Billy Cobham и гитариста John McLaughlin мы вскоре услышим в The Mahavishnu Orchestra, клавишника Joe Zawinul и саксофониста Wayne Shorter – в не менее легендарной группе Weather Report, а молодой пианист Chick Korea скажет своё слово в Return To Forever. С этих двух альбомов реально всё и началось

The Mahavishnu Orchestra

Оркестр Махавишну балансировал на грани рок-музыки и джазовых форм, местами заходя на территорию прогрессивного рока. Хотя во многом границы этих течений были размыты, и всё зависело скорее от того, как сами музыканты идентифицировали своё творчество. В случае The Mahavishnu Orchestra, всё было ещё сложнее: уж больно непривычным был их саунд для того, что было принято считать джазом.

В этом же ансамбле гитаристу Джону Маклафлину, также отметившемуся в работе с Майлсом Дэвисом, удалось проявить себя во всей красе. Он едва ли не первым ввёл в рок-музыку и джаз орнаментику, фразы и ритмические паттерны индийской музыкальной традиции. Сегодня же мы слышим это в исполнении, например Berklee Indian Ensemble и ничему не удивляемся.

Почему Махавишну? В 1970 году Джон стал последователем учения неоиндуистского проповедника Шри Чимноя. Он и дал ему духовное имя.

К слову, был у Джона и альбом, который определяется не иначе, как психоделический фьюжн. Здесь его стиль игры и музыкальный образ мысли во многом был навеян творчеством Джими Хендрикса, с которым они неоднократно джемили. К этой бросающейся в глаза ассоциации добавляет убедительности Бадди Майлз за барабанами, тот самый, кто играл с Хендриксом в Band of Gypsys.

Херби Хэнкок

Прежде, чем окунуться во фьюжн с головой, Хэнкок играл во втором Великом квинтете Майлса Дэвиса. Когда ему понадобился пианист для нового квинтета, Майлс пригласил Хэрби Хэнкока, с которым познакомился несколькими годами ранее. С ним он позвал ещё совсем молодых Рона Картера и Тони Уильямся. Дэвис устроил кандидатам что-то вроде прослушивания. Они порепетировали, потом что-то записали. На следующий день всё повторилось: опять что-то порепетировали-записали. Так продолжалось несколько дней, пока Хэрби не выдержал, и не спросил шефа: «Мистер Дейвис, извините, так вы возьмёте меня в квинтет, или как?», на что тот ответил «Ты со мной уже альбом пишешь, не понял ещё?» К слову, это был альбом «Seven Steps to Heaven».

Но Хэнкок умудрялся находить время и для сольной работы, выпуская альбомы на передовом в ту пору лейбле Blue Note.

Во многом, благодаря ему случился переломный момент в истории джаза, а именно – появление в жанре синтезатора. Хэрби, как дитя классической школы, относился к электрическим клавишам как к игрушкам, о чём неоднократно заявлял в интервью, и не понимал, зачем Майлс их покупает. Но однажды он обнаружил, что ручку громкости можно крутить чуть ли не до бесконечности, и о боже! Клавиши звучат громче барабанов! Разрыв шаблона для пианиста, всю жизнь игравшего на рояле.

Апогеем синтетических экспериментов стал альбом Sextant – состоящий всего из трёх композиций, записанный командой из шести человек, в арсенале которых было более двадцати (!) аппаратов и инструментов, синтезирующих самые разнообразные звуки. На выходе получился альбом, дающий пространство для воображения себе самых разнообразных визуальных образов. Иногда это африканские пейзажи, а порой космические ландшафты. Ценность альбома в том, что каждый раз замечаешь в нём что-то новое, отчего складывается абсолютно новая картина.

Возможно, в наше время такой музыкой никого не удивишь (и то это неправда), но тогда это было сродни инопланетной музыке. В нём Хэрби отдаёт дань своим африканским корням, о чём недвусмысленно говорит и обложка, и особая ритмика, которой пронизана каждая из трёх композиций.

Weather Report

В Weather Report состав регулярно менялся, а вместе с ним и музыка от альбома к альбому. В первых работах музыканты придерживались принципа свободной импровизации, и члены группы редко перетягивали на себя одеяло в виде соло, чем-то это напоминало те два пресловутых альбома Майлса.

Но ближе к середине 70-х их музыка стала ритмичнее и структурирование, в каком-то смысле живее. Отдельные соло становились все более заметными, но  коллективный подход к созданию музыки остался фишкой Weather Report.

Return to Forever

Первый одноимённый альбом Return to Forever – не что иное, как классика электрического джаза, хотя их стиль сильно отличался от фьюжн-музыки того времени. Каждая композиция звучит как полноценный хит, ни убавить, ни прибавить. Альбом был выпущен всё на том же ECM, и до 1975 года издавался только для Европы.

Первая сторона состоит из трёх треков, и во всех слышатся южноамериканские мотивы, что совсем не странно: ведь за барабанами сидит бразилец Аирто Морейра, а вокальные партии исполняет его жена, Флора Пурим. Вторую сторону полностью занимает 23-минутная «Sometime Ago – La Fiesta».

Двое из четырёх участников проекта относили себя к Церкви Сайентологии. Казалось бы, при чём здесь это, речь ведь идёт о музыкантах, а не об их мировоззрении. Всё-таки это моё субъективное мнение, но сайентологические идеи в определённой мере повлияли на музыку группы. Она словно описывает не нашу реальность, а нечто происходящее в другой галактике. Ну и названия треков в последующих альбомах бросаются в глаза и немного выдают источники вдохновения.

Продолжение следует! Следите за новыми материалами на нашей facebook-странице.